IRIN_SERGEV (irinsergev) wrote,
IRIN_SERGEV
irinsergev

Categories:

Книга Е. Додолева «Взгляд. Мушкетеры перестройки. 30 лет спустя». Пост заключительный.

В той части книги, которую мы прочитали, речь идет о премии имени Листьева. Написано, что премию получил Парфенов. Также написано, что в дальнейшем премию имени Листьева больше никому не вручали. Парфенов талантливый журналист. В связи с чем в дальнейшем перестали вручать премию – непонятно.
Оказывается, Лысенко в свое время работал с К. Прошутинской (цитата из книги):

"Анатолий Лысенко:
«В столе главного редактора молодёжной редакции был такой переходящий ящик, куда складывалось все заявки, которые не пошли в дело; среди этих заявок Эдик нашёл проект программы: мы с Кирой Прошутинской в 1972 м или 1975 м хотели делать такую передачу, вроде кухни (тогда же кухня была основой культурно идеологической жизни страны), где собирается молодёжь… ну такой молодёжный пивной огонёк. Тогда это не пошло, сочли, что слишком легкомысленно».
По версии тех, чьи фамилии значатся в титрах первых выпусков «Взгляда» – Киры Прошутинской и Анатолия Малкина – товарищ Лысенко предложил им вернуться из редакции литдрамы в «молодёжку» и с нуля придумать форму для новой программы: их задумка слегка отличалась: речь шла о журналистской семье, состоящей из нескольких молодых людей – ведущих и отца резонёра, отвечающего на вопросы телезрителей. «Переходящую» роль отца наставника исполняли на первом этапе маститые политобозреватели".
Цитата из книги: "Я, повторюсь, люблю эту программу. Хотя много было моментов нервных. Помню, как один из «взглядовских» редакторов однажды сказал нам с Боровиком неверное время «орбитовского» выхода. И мы мирно беседовали с Лысенко в просторном коридоре, напротив знаменитой студии АСБ 4, в то время когда до нашего появления на дальневосточных экранах оставались резвые секунды. До сих пор для меня колокольные звуки «взглядовской шапки» ассоциируются с неровным стуком сердца. Я помню, как оно, моё сердце, раскачивалось, когда я стаскивал с себя мятую рубашку и, матерясь, спешно напяливал фирменную «взглядовскую» толстовку с надписью «Перестройка». А Боровик, уже сидя рядом, дрожащими руками пристегивал к традиционной «униформе» (он успел надеть её раньше) студийную гарнитуру…
Через мгновение мы должны были здороваться со зрителями, и сверху, умноженный усилителями, несся вопль режиссёра Татьяны Дмитраковой: «Додолев, ты же голый!».
Я рухнул в кресло, видя свой бросок на студийном мониторе. Почти в эфире".
Е. Додолев вместе с Боровиком вел программу «Взгляд».
Цитата из книги:
«Дети колбасы. Рецензия Александра Кондрашова в «Литературной газете» на книгу «Влад Листьев. Пристрастный реквием», 2012
После прекрасных, пристрастных «Битлов перестройки» (книги того же автора, о которой я уже писал) это грустное исследование (расследование) должно было появиться. Не могло не появиться.
Поэтичный, трогательный «нас возвышающий обман», да и не обман вовсе, и не самообман, а ностальгически влюблённый взгляд на «когда мы были молодыми», друзей и время, обещавшее новые, всё более головокружительные, счастливые перемены, вдруг упёрся…
В землю.
В смерть.
Убили человека. Его считали самым ярким, везучим, талантливым, успешным…
Один взгляд, другой, третий… Присмотревшись, стало понятно, что нечто страшное случилось и со всеми другими участниками сказочного взлёта, обернувшегося пошлым криминалом с реальными трупами, убитыми судьбами, разрушенными душами.
И страной.
«Низкие истины» второй «битловской» книги Евгения Додолева о жизни и смерти «Взгляда» не низкие, а просто истины. Печальные, вечные.
Горькие.
Кто убил Влада?
Владислава Николаевича Листьева, героя нашего времени, простого русского парня из «полуподвальной» рабочей семьи, на перестроечной волне взлетевшего выше некуда…
Кто его убил?
Кто?
Фамилия?
Ответ не даётся.
И в прямом, и в переносном смысле.
Трудно дать ответ на этот вопрос, потому что в его смерти так или иначе были заинтересованы (виновны) многие. Его хотели убить и убивали все начиная с него самого.
Мне к концу книги стало и не так важно знать, кто конкретно это преступление совершил.
Все почти убийцы. Или самоубийцы. Жертвы.
Такого времени у нас ведь не было. Мы и представить себе не могли, что с людьми могут сделать деньги.
Большие деньги – с небольшими людьми.
Перевернулись представления о добре и зле, дружбе и службе, власти и страсти…
Схлопнулись.
Те из «битлов перестройки», о которых с такой нежностью в первой книге писал Додолев, – юных, талантливых, ярких, самоотверженных, обаятельных, что выросли, перестроились и удобно приспособились к миру, в котором место светлых мечтаний занято баблом, все погибли.
То есть стали другими людьми (людьми ли?) – переродились.
Вот некоторые беспощадно вырванные из контекста фразы:
«Отдельный разговор про то, как Влад пил. Вообще говоря, у него так сложилась биография, что на его месте любой бы спился».
«Мукусев, будучи депутатом в 90–93 м годах, получил доступ к гэбэшным архивам и увидел доносы на себя и своих коллег в исполнении Лысенко».
«…Медведковские беспредельщики делили в начале 1997 года Рижский рынок с могучими солнцевскими, под которыми ходили и Егор Гайдар, и всё «Видео Интернешнл»…»
«…И тут Листьев произносит сакраментальную фразу: «В Останкино легче убить человека, чем пропустить впереди себя».
«…Я лично склоняюсь к мысли, что за трагедией 1 марта 1995 года стоял именно харизматичный обаяшка Бадри. <…> Березовский использовал мавра из «Взгляда» и сделал то, что с маврами делать положено».
«Костя Эрнст, эстетствующий гений креатива или же чудовище, привнёсшее на экраны полчища малаховых?»
«В качестве отступного Александр получил РБК ТВ, которым владеет Прохоров. И как бы ни сложилось политическое будущее Любимова, оно незавидно. Поскольку Александр может быть только Первым. А не получается».
«…Ведущие «Взгляда» – лузеры по большому счёту».
«Все, преуспевающие до уровня пресловутого списка Forbse = убийцы в той или иной степени. Кто то просто принимал решения, а у кого то и пыточные были обустроены рядом с кабинетами».
«…Он не сдал «Листа», когда соратники похитили Леонида Аркадича и прессовали его на конспиративной квартире, заставляя подписать бумаги: мол, ухожу от Листьева со всеми потрохами «Поля». Правильно повёл себя Якубович, зачёт».
«Наши чиновники – яростные патриоты Соединённых Штатов Америки.
Про царских и/или сталинских бюрократов можно помыслить и говорить что угодно. Некомпетентные садисты. Тупые подхалимы. Жадные глупцы. Но! Они все поголовно ассоциировали Власть с Отчизной. Вынужденно любили Родину. Не рубили сук, на котором восседали».
«В своё время Парфёнов сделал <…> революционный мини сериал «Дети ХХ съезда». Снимет ли кто нибудь эпохальную документалку про детей колбасы?»
Эта книга – «документалка» про нас.
Повторяю, она должна быть написана, и хорошо, что Евгений Додолев начал её.
Спасибо ему».
Цитата из книги Е. Додолева "Влад Листьев & «Взгляд». 101 штрих к портрету" (интервью с В. Мукусевым):
"– Первого марта 2010 года исполнилось 15 лет со дня убийства Влада Листьева. Ты был его наставником и товарищем. Когда ты видел его в последний раз?
– В январе 1991 года. В родной «молодежке» (Главной редакции программ для молодежи Центрального телевидения. – Е.Д.) шла разборка, суд, а вернее, судилище образца 37 го года. Организатор и главный судья – инструктор отдела пропаганды ЦК ВЛКСМ некто Александр Пономарев, сунутый к нам начальником редакции агонизирующей коммунистической властью. Подсудимые – я и мое интервью журналу «Огонек». В качестве присяжных несколько десятков моих коллег, с большинством из которых я проехал, пролетел и прошел не одну тысячу километров по нашей стране, работая более десяти лет бок о бок с ними. Радовался общим победам и переживал общие поражения. Дружил, учился, жил, одним словом. С ними сидят и наши молодые коллеги по «Взгляду», в том числе, Влад.
В упомянутом интервью я, возможно, излишне эмоционально рассказал о том, как умирает «Взгляд», редакция, журналистика в целом. Умирает, потому что появилась возможность не зарабатывать, а воровать деньги: с помощью заказных сюжетов («джинсы» по нашему), рекламы гастролей попсы и просто рекламы. Появились даже коммерческие структуры, которые от имени «Взгляда» что то продавали и покупали, не имея никакого на это права. Суда не получилось. А получилась коллективная трусость и предательство. Большинству это было очевидно, и они старались уйти, убежать, провалиться сквозь землю, лишь бы не встретиться со мной взглядом.
– Многим смерть Владислава была на руку…
– «Cui prodest?» «Кому выгодно?» – главный вопрос со времен римского права резонно поставил перед собой и первый расследователь дела Листьева. Помнишь ту истерику на всех телеканалах и в газетах: «Убит Листьев. Прошел один день. Прокуратура молчит. Листьев убит, два дня, прокуратура молчит. Три дня, четыре дня и так далее».
К сожалению, общей истерии поддались и трезвомыслящие журналисты. О «преступной» бездеятельности прокуратуры не писал тогда разве что ленивый. Ежедневно с самого верха от следственной группы требовали не работы, а отчетов с результатами. Все это действительно привело к коллапсу следственной группы. Робкие попытки получить хоть какие нибудь документы из Останкино было практически невозможно.
Следователи вызывали тех, кто был связан с Листьевым по работе. А в ответ получали в их телепередачах обвинения в бездействии. Дошло до идиотизма и издевательства. Уваров посылал свои вопросы в Останкино в письменном виде курьером. А в качестве ответа получал фотографии Листьева в гробу.
Теленачальники откровенно издевались над следствием, чувствуя под кремлевской «крышей» полную безопасность. Тома дел Листьева ежедневно буквально вспухали от бесконечных рассказов типа, как я дружил с Владиком, людей, желавших помочь следствию, но не знавших фактически ничего. Обо всем этом мне рассказывал сам Борис Уваров во время многочасовой беседы со мной в прокуратуре, спустя примерно три месяца после трагедии. И этот настоящий профессионал – «важняк», за плечами которого такие дела, как «узбекское», гибель теплохода «Нахимов» и сотня других, дал слабину. Вероятно, впервые в своей жизни он рассказал о самой перспективной с его точки зрения версии (о причастности к убийству коллег из ближнего окружения) и о том сопротивлении, с которым встретились следователи в газетном интервью. Реакция была мгновенной. Уварова отстранили от дела, а само дело было развалено. Продолжить расследование с огромным трудом пытались его коллеги. Максимального результата достиг следователь Петр Трибой. Но, по его словам, когда он практически вышел на заказчиков убийства, повторилась история с Уваровым. Кстати, именно Трибой задал мне сакраментальный вопрос: «Скажите, Владимир, как журналист, получавший в 91 ом 150 рублей в месяц, смог заработать в 95 ом 16 млн. долларов»? Действительно, Влад к началу 1995 года сосредоточил в своих руках значительные материальные средства компании. Тем, кто Влада устранил, надо было сохранить структуру, убрав оттуда Листьева, и только на убийстве и сосредоточить внимание следствия. Понятно, что это всего лишь мои домыслы, не более того.
– Ты не говорил об этом по горячим следам. Было же ток шоу во «взглядовской» студии.
– О смерти Влада я узнал, находясь в Нижнем Новгороде, из новостей. Это был шок. Полагаю, что он был у всех приглашенных в студию. Но он, этот шок, стал быстро проходить во время того прямого эфира. И вот почему. В нашей четвертой студии останкинского ТВ, «взглядовской», действительно, «взглядовской» студии, собрались человек сто – журналисты, политики, артисты.
«Взглядовцев» было всего трое: Политок, Дима Захаров и я. Понятно, что и вести этот эфир должны были бы мы. И нам самим было, что сказать. И вдруг, как нанятый тамада на чужой свадьбе, в студии появился Евгений Киселев. Он начал отрабатывать некий сценарий, в котором, как выяснилось, места для нас, «взглядовцев», не оказалось. Когда мы это осознали, программа закончилась. Но прошел и шок. Я стал смотреть на происходящее совсем другими глазами.
Я понял, что Киселева, скорее всего, использовали в темную. Так появилась первая версия – режиссеры этого «шоу» и режиссеры убийства – если не одни и те же люди, то, безусловно, связаны друг с другом. Косвенно эту версию подтвердил и великий Владимир Ворошилов. После прощания с Владом он сказал мне: «А знаешь, почему убийц никогда не найдут? Потому что их никто не видит, хотя они и стояли ближе всех к гробу»".
Книгу Е. Додолева «Взгляд. Мушкетеры перестройки. 30 лет спустя» мы прочитали.
Заодно еще раз посмотрели фильм О. Стоуна «Джон Ф. Кеннеди. Выстрелы в Далласе». Сценарий написан на основе книг «По следам убийц» Джима Гаррисона и «Перекрёстный огонь: заговор, убивший Кеннеди» Джима Маррса.
Этот пост, наверное, нужно написать. Хотя и не хочется. Когда Джона Кеннеди застрелили, быстренько провели сомнительное расследование, объявили, что президента США убил одиночка Ли Харви Освальд и дело замяли. Тоже самое со смертью В. Листьева – его застрелили, обвинили в этом Березовского, немножко «Премьер СВ» и на этом успокоились.
Но, судя по книгам Е. Додолева, а также по передаче В. Вульфа, В. Листьев был талантливым журналистом, в тоже время влиятельным человеком в СМИ. Журналисты шумный и талантливый народ. Если одного из них убивают, они могут и расследование провести, и статью опубликовать, к тому же фильм снять и найти истинного виновника (виновников) в смерти коллеги. В случае гибели Листьева этого не случилось, хотя с ним на телевидении, как раз профессиональные и именитые журналисты и работали. Мы имеем ввиду «ВИD», ОРТ.
Мы присоединяемся к мнению Мукусева, Ворошилова, Кондрашева, следователя Уварова, Додолева о том, что Березовский не смог бы организовать убийство Листьева без поддержки ближнего круга первого гендиректора ОРТ. Листьев был известным и влиятельным человеком. К тому же, Березовский через расстрел Листьева занял его место не только в ОРТ, но и в обществе, а также получил доступ к власти страны (Березовский торговал услугами ОРТ, в том числе и во властных структурах). До смерти Листьева Березовский в обществе настолько известен не был. Поэтому без разрешения ближнего круга Листьева застрелить нельзя было. Если бы не получил разрешение ближнего круга, Березовского могли не принять в ОРТ, к тому же журналисты могли провести расследование. Березовский все обдумал, заручился поддержкой всех нужных людей, не перечислил вовремя деньги «Премьер СВ» и подставил Листьева.
Если перефразировать "«Cui prodest?» «Кому выгодно?»", можно сформулировать – кто что получил после смерти Влада Листьева?
Получается, те, кто получили после смерти Листьева передачи, должности (имеется ввиду, передачи, должности на ОРТ), а также телекомпанию «ВИD», ещё Назимову вместе с деньгами Листьева и были в курсе, готовящегося покушения на первого гендиректора ОРТ. В список оповещенных можно включить и саму Назимову, с которой Листьев собирался разводиться. После смерти Листьева Назимова осталась небедной вдовой. Возможно, Назимова не знала точных планов, но догадывалась, раз у нее была связь с Разбашем. За Разбаша Назимова впоследствии вышла замуж.
Еще были те, кто промолчал. Листьев в свое время поддержал многих, создал звезд. Некоторые из этих звезд понимали риски первого гендиректора ОРТ, но либо не смогли его поддержать, либо осознанно промолчали. О звездах, созданных Листьевым, говорил В. Вульф в выпуске «Серебряного шара», посвященного первому гендиректору ОРТ.
Промолчавшие впоследствии получили посты и передачи на других каналах (необязательно на ОРТ), а также в других государственных структурах.
Я почитательница таланта А. Галича, стихи в тему (у Е. Додолева был текст о современных поэтах):

https://www.culture.ru/poems/3470/staratelskii-valsok
Это было не только предательство (об этом есть в книге Е. Додолева), это был заговор. И Листьев, как и Кеннеди, по сути был обречен. Листьева, как и Кеннеди, практически расстреляли в прямом эфире.
И только Додолев, как и прокурор Д. Гаррисон, задался вопросом – убили человека, который был нашим руководителем, работал с нами, был звездой телевидения, кто это сделал? У Гаррисона были возможности провести это расследование, и он был смелым человеком.
Следователям, ведущим дело Листьева, не дали расследовать. У Додолева была информация, он вел передачу «Взгляд», имел отношение к телевидению, знал всех. Додолев всю информацию озвучил в своих книгах. Его поддержали Мукусев и другие честные респонденты.
Кстати, о Мукусеве. Он дал много комментариев. В том числе о Лысенко, Пономареве. Мы не совсем знаем, кто такой Пономарев (информация только из книг Е. Додолева). Но, похоже, через свои комментарии в книгах Е. Додолева и прессе, Мукусев освоил канал ОТР и помог осуществить руководство каналом А. Лысенко.
Часто в книге звучит текст Е. Додолева, что он не числился на телевидении и не был среди постоянных ведущих «Взгляда». Это нормально. Первый концерн так и осваивается. И самые основные люди так и работают. Если пользоваться не слишком много, есть возможность освоить телеконцерн до конца. Тоже самое с Мукусевым и ОТР. То, что он не имеет прямого отношения к этому каналу, это не означает, что Мукусев не отвечает за телевидение.
Следующая книга Е. Додолева об адвокате А. Кучерене.
Мы также читаем книгу О. Стоуна, П. Кузника «Нерассказанная история США».
P.S. Цитата из книги:
«Малкин/Прошутинская вместе создали телекомпанию ATV и придумали более сотни проектов, среди которых: «12 й этаж», «Мир и молодёжь», «Мужчина и женщина», «Оба На», «Дежурный по стране», «Ночной полёт», «Вместе», «Старая квартира», «Времечко», «Акуна Матата», «Эх, Семёновна!», «Мы», «Уроки русского Чтения», «100 вопросов к взрослому», «Временно доступен», «Нарисованные истории».
Это же передачи, созданные после 90-х. Получается, в России можно создавать и создаются оригинальные телевизионные передачи.
Л. Кравченко высказывался в книге Е. Додолева "Влад Листьев & «Взгляд». 101 штрих к портрету". Нам высказывания этого человека понравились, они вызвали доверие.
И ещё. Все, кто уступил жизнь Листьева, и через это получил посты и передачи, когда-то были нормальными людьми. Все изменилось с приходом частной собственности. Эти люди из-за денег потеряли человеческое лицо. Поэтому нужно отменить частную собственность, в том числе и на телевидении. С какой стати сторонние фирмы продают свою продукцию телеканалам? В свое время эти фирмы были основаны теми, кто научился работать в редакциях программ Центрального телевидения. То есть раньше были редакции в составе телеканалов. На производство передач выдавались деньги и передачи выпускались. Сегодня госбюджет дает деньги телеканалам. На эти деньги телеканалы покупают продукцию. Дешевле было бы эти передачи производить самим каналам.
Пока в стране будет частная собственность, будет идти передел этой собственности:

https://iz.ru/1078221/video/biznesmena-aleksandra-petrova-zastrelili-v-vyborge
То есть никто из вновь разбогатевших не застрахован от такого исхода, как А. Петров. Похоже, смерть бизнесмена связана с переделом сфер влияния в бизнесе.
Tags: Мэтр классный forever
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author