IRIN_SERGEV (irinsergev) wrote,
IRIN_SERGEV
irinsergev

P.S. «Взгляд. Мушкетеры перестройки. 30 лет спустя». Пост одиннадцатый. Обо всем.

В той части книги, которую мы прочитали, Е. Додолев пишет, что программа «Взгляд» помогла широкому зрителю узнать о российских рокерах. Это, скорее всего, так. В конце 80-х очень популяризировались рок-группы и их творчество. Их творчество распространялось на кассетах.
Цитата из книги:
"Деньги имели значение. И многие осознали это ранее прочих.
В те же годы, параллельно со звёздной линейкой диссидентствующей богемы ковался класс будущих российских олигархов. С подачи чекистов «идеологов» организовывалась революционная ТВ программа «Взгляд», в то время как чекисты из ПГУ выводили партийные активы в далекие оффшоры с тем, чтобы после коллапса Советского Союза вместе с отечественным криминалитетом формировать из комсомольских активистов & столичной фарцы сословие постперестроечных олигархов; мне об этом рассказывал полковник Василий «Дядя Вася» Романович Ситников, комитетский куратор «Театра на Таганке» (его там знали как «Васрома», отчество – Романович), доверенной лицо Андропова, коего Джон Бэррон в своей книге «КГБ» называл «заместителем начальника Управления дезинформации ПГУ».
Будущие хозяева брежневской эпохи вершили тогда свои дерзкие эксперименты, отвечая самим себе на сакраментальный вопрос незабвенного Толстоевского: тварь ли я дрожащая или все богатые семьи богаты одинаково?
В 1986 году 20 летний дембель Рома Абрамович проводит свою первую блистательную авантюру: получив от командира – в качестве стандартного дембельскиого аккорда – задание вырубить просеку в тайге, смышлёный солдат поделил лесной массив на равные участки и… продал их жителям соседней деревни «под дрова». Просто как в послевоенном анекдоте про Рабиновича, который попросился в партизанский отряд и – получив в качестве испытания поручение распространить в деревне антифашистские листовки, – вернулся через пару дней с… выручкой!
В 1986 году освобождённый заместитель секретаря комитета ВЛКСМ МХТИ Миша Ходорковский получает диплом этого ВУЗа и – в рамках «проведения в жизнь очередного постановления Коммунистической партии СССР о центрах научно технического творчества молодёжи» – создает при Фрунзенском райкоме ВЛКСМ (под эгидой ЦК ВЛКСМ) на основе Фонда молодёжной инициативы Межотраслевой центр научно технического творчества молодёжи. Из госбюджета на закупку Центром объёмной партии компьютеров (для правительства страны) выделяются внушительные средства, которые идут (помимо банальной «обналички») на организацию «варки» джинсов + сбыта «палёного» коньяка. Крепкий фундамент заложила империя Ходорковского.
В том же 1986 году его тёзка Фридман тоже получает диплом, окончив Московский институт стали и сплавов (МИСиС). Опытный фарцовщик ещё на третьем курсе создал клуб «Земляничная поляна» (отсыл к битловской Strawberry Fields), где организовывал дискотеки, куда мы все ходили: музыкантам гонорары (как правило, одной сиреневой купюрой в 25 рублей) вручал сам «Маратыч», возглавивший всего через пять лет Совет директоров могучего «Альфа банка».
И опять же – именно в 1986 году Владимир Гусинский учредил кооператив «Металл», производивший пёструю линейку металлизделий: от женских браслетов до гаражей «ракушек»".
Все вышеупомянутые люди разные. К примеру, если у Абрамовича была коммерческая жилка, почему же эту жилку не направили на полезные цели? Ходорковский не разобрался с вузовскими сверстниками. Он решил делать деньги через комсомол, повелся на чье-то влияние, не остановил тенденцию карьеры через молодежную идеологическую организацию. У Ходорковского, судя по виду, папа серьезный человек. Я про себя Ходорковского называю – сын небедного папы, не разобравшийся со сверстниками. То есть это неправильное направление, которое взял Ходорковский. По ходу карьеры Ходорковский заработал себе оппонентов и в итоге оказался заграницей, где как-то живет (как-то это означает, лавируя между российской и американской политикой, и стараясь не потерять свои деньги). Карьеру на производстве можно делать и не присваивая акции предприятия. Это будет точно такая же карьера, как если делать карьеру с большим количеством личных акций (как бы совладелец производства). Только головной боли от частной собственности не будет.
Цитата из статьи Э. Лимонова «Самые самые богатые наши», опубликованной в газете «Regnum»:

«Банкира Авена, каюсь, я «завербовал» сам. Он проходил мимо меня на какой-то тусовке (это ещё были времена моей дружбы с либералами, я тогда посещал тусовки), и я дёрнул его за рукав. Ну, из хулиганства.
«Эй, банкир,— сказал я (довольно развязно),— дай денег на революцию, позолоти ручку!!!»
(А как ещё с ними, так и надо, у них денег, как песка морского…)
Он присел рядом и некоторое время объяснял мне, что следит за моей судьбой, что считает меня большим писателем, человеком храбрым, но вот зачем я, такой, занимаюсь политикой, «мы ждём от вас книг…»
Я сообщил ему, что я талантливый политик, но вот Россия для меня не готова ещё. Я впереди лет на 25…
Он улыбнулся, этот жук. «Я должен идти, меня ждут,— сказал он и встал.— Договорим в следующий раз. Вы придёте, если я приглашу вас пообедать?»
Я сказал, что без проблем, приду.
— А что скажут ваши красные товарищи?— ехидно заметил он.
— Будут с интересом расспрашивать.
Он дал мне свою визитку.
Я сказал, что у меня визитки все кончились, что так и было.
Я таки отозвался на его приглашение на обед в ресторан Дома писателей на Поварской. Меня там внизу уже ожидал целый отряд его охранников, вполне себе солидных мужчин в чёрном. Солидных, я имею в виду, что немолодых. Я-то приехал с нацбольской шпаной, одетой, как у батьки Махно, один был даже в трениках, а ещё один — в шортах. Они сели меня ждать в машине, хотя порывались сопровождать в самый зал.
Меня провели вверх по деревянной лестнице в зал, где я в 1968-м читал стихи для сводного отряда молодёжи с семинаров поэта Самйлова и поэта Арсения Тарковского (папы Тарковского-киногения). Я тогда взбунтовал молодёжь на самостоятельное чтение стихов, мэтры наши, видимо, не любившие нас, уже улизнули.
«Вот бывают же такие совпадения»,— только и подумал я.
В зале мы обедали с Авеном одни, его охранники стояли на лестнице, входили и выходили благоговейно официанты.
Что мы там поглощали, я не помню.
Он мне опять запел песню про то, что лучше бы я книги писал.
Я же опять ему повторил: «Ты же банкир, Пётр, дай денег на революцию!»
— На революцию не дам,— сказал он.— Чтобы вы нас всех повесили?
— Ну да,— развеселился я,— как там у Ленина: «Буржуи сами продадут нам верёвку, на которой мы их повесим».
То были времена экономического кризиса. Шёл, кажется, первый год кризиса. Потому банкир Пётр часто вздыхал и говорил, что «скоро ваша возьмёт…»
— Ну так дай денег на революцию?
— Не, на революцию никогда.
— Хорошо, дай денег на политзэков.
— На политзэков дам.
Он стал звать охранников по телефону, а охранники не отвечали. Он злился и злился, и когда охранник, наконец, появился, обрушился на него с ругательствами и оскорблениями. Приказал ему идти в банк и принести денег.
Охранник, униженный большой мужик, поспешно ушёл, чуть ли не пятясь задом.
— Зачем вы его так, Пётр?
— А что он, он должен… присутствовать возле меня постоянно…
— Так нельзя, Пётр, с охранниками обходиться.
— Почему?
— Потому что нам с ними умирать…
Он задумался.
Охранник принёс закатанную в пластик пачку пятитысячных.
Мы с банкиром некоторое время встречались, как противоположности.
Где-то летом, что ли, 2009-го он предложил мне выступить в клубе «Цвет ночи», «почитайте хотя бы стихи», это в центре, недалеко от Патриарших, кажется.
По слухам, клуб принадлежал старшему начальнику Авена, главе «Альфа-групп» Михаилу Фридману.
Присутствовал и он сам, во главе компании из пары среднего возраста аккуратно-скучных женщин и, может быть, троих мужчин бизнесового вида.
После чтения и ответов на вопросы аудитории, все вопросы были политические и никакого отношения к стихам не имели, подошёл Авен и пригласил меня подсесть к ним. «Хочу познакомить Вас с Михаилом».
Фридман пил красное вино и жаловался, что ему, бедняге, завтра рано утром нужно рано встать, улетать в Африку на сафари.
Мы друг другу сразу же очень не понравились.
Он набросился на меня тотчас после рукопожатия, обвинив в том, что я посылаю молодых людей в тюрьмы.
Я сообщил ему, что у нас на акции идут добровольцы, потому я никого не посылаю, а в тюрьмы ребят сажают несправедливо, их проступки тянут разве что на административные правонарушения.
Дальше мы с помощью отличного красного вина совсем разругались.
Авен сидел за плечом Фридмана грустный.
Он, видимо, хотел рекомендовать меня Фридману, а мы с Фридманом смотрели друг на друга как волки.
Через несколько лет до меня дошло, что Фридман искал тогда себе фаворита в оппозиционной политике. И что Авен тогда приводил меня к нему на смотрины.
Думаю, что Фридман тогда же нашёл себе того, кого искал, в лице Навального.
Впрочем, это моё личное мнение.
С тех пор Авен прекратил со мной встречаться».
Это мнение Э. Лимонова о Фридмане.
В. Гусинский основал НТВ и много различных структур. Если даже Гусинский капиталист, он не Березовский. Гусинский структуры создавал сам, а не присваивал чужие проекты и организации. Все вышеупомянутые люди разные. Я придерживаюсь мнения, что нельзя всех грести под одну гребенку. Хотя все эти люди капиталисты – с этим не поспоришь.
Немного об интервью Навального Дудю. Дудя кто-то отправил взять интервью у Навального. Этот кто-то, скорее всего, имеет отношение и к власти. Кто-то, отправивший Дудя на интервью с Навальным, продиктовал Дудю список вопросов к Навальному. Подруга заметила, что Дудь в некоторых местах не понимает, о чем говорит Навальный. Навальный терпеливо пытался объяснить Дудю - смысла что-то устраивать в плане голосования по поправкам к Конституции не было, так как это не был референдум. К тому же все поправки ввиде закона уже были приняты. Но Дудь гнул свое. Я заметила – возможно, Дудь всё понимает. Дудю дали задание озвучить такую точку зрения. Так вот Дудя к Навальному кто-то отправил. Этот кто-то через интервью Навального Дудю (у Дудя согласованный с кем-то список вопросов) пугает власть. Смотрите, как Навальный рвется к власти - говорит этот кто-то. Заплатите нам - говорит этот кто-то властям, мы за дензнаки поддержим вас против Навального. В общем, ничего личного – только бизнес. Возможно, Навальный эту игру понимает. Возможно, и нет. Это мысли вслух.
Если же вернуться к нам, мы в каждой стране сотрудничаем по одному знаковому человеку.
В России это Е. Додолев. К примеру, С. Доренко очень талантливый журналист. Но он часто работал за деньги и продолжить карьеру на телевидении, которая неразрывно связана с политикой, не смог. Е. Додолев работает на телевидении и в других форматах (статьи, книги, интервью на радио). Так вот в России мы сотрудничаем с Додолевым.
В Европе снимает фильмы и пишет книги А. Некрасов. Мы недавно посмотрели фильм Некрасова о Законе Магнитского, а также фильм о Литвиненко. В этих фильмах много правдивой информации.
Мы смотрим фильмы и читаем книгу американского режиссера О. Стоуна (в следующем посте напишем о его книге).
Европа, Россия и США определяют мировую политику. И все вышеперечисленные люди формируют общественное мнение. Они говорят правду, поэтому им верят.
Что же касается на самих Татарстан в этом году справлял 100-летие основания ТАССР. Это не означает, что сегодня в Татарстане наступил социализм. Мы писали об акциях «Татнефти», принадлежащих американской структуре. «КамАЗ» принадлежит не Татарстану (очень маленький принадлежит республике), и не Татарстан зарабатывает на этом заводе. Татарстан через то, что провел мероприятия к 100-летию основания ТАССР, отметил то положительное, что было достигнуто при социализме.
Слово за слово, возможно, в стране и мире произойдут положительные изменения. По крайней мере, мы в это верим.
P.S.

https://www.ntv.ru/novosti/2437780/
Михаилу Жванецкому – здоровья. Возможно, на сборных концертах или же телепередачах он еще будет участвовать. Не обязательно же давать сольные концерты и выпускать авторские программы. Можно быть и участником. Как писатель, Жванецкий может писать и дома.
Tags: Мэтр классный forever
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author