IRIN_SERGEV (irinsergev) wrote,
IRIN_SERGEV
irinsergev

Categories:

«Дед Степан, Мартьян и Мамелфа, или русские староверы в Боливии». Национальная литература и история.

Мы посмотрели фильм С. Ястржембского «Дед Степан, Мартьян и Мамелфа, или русские староверы в Боливии / Old Believers in Bolivia».
https://www.youtube.com/watch?v=IMdgqMg5X28
Сам фильм в видео начинается с 16:36 минуты. Подруга заметила, что старообрядцы веру свою сохранили. Это передовые и очень трудолюбивые люди. Где бы старообрядцы ни жили, они развивают сельское хозяйство, экономику этих стран. При этом старообрядцы пользуются новейшими разработками в плане производства. Я прокомментировала - старообрядчество в их понимании это сохранение моральных принципов, непродажность. Детей с самого детства не окунают в мир интернета, телевидения и др. Все это подается дозированно. А когда люди становятся взрослыми, они к этому времени знают, что хорошо, что плохо и смогут выбрать из многообразия мира, что им нужно. Как заметил Е. Додолев на сегодняшний день очень много информации и с этим справиться непросто.
Отрывок из книги Е. Додолева "«Машина времени». История группы. Юбилейное издание":

«В культовой комедии Эльдара Рязанова «Дайте жалобную книгу!» (1965) есть примечательный эпизод. По сюжету отстойное кафе «Одуванчик» возглавила молодая заведующая Татьяна Шумова (Лариса Голубкина). Молодой и настырный репортер Юрий Никитин (Олег Борисов), мечтающий употребить Татьяну по прямому назначению и заодно ликвидировать недостатки в работе общепитовской точки, пишет злобный фельетон. Обиженная девушка порывисто упрекает мстительного журналюгу (© А.Б. Градский):
– Из за вас мою фамилию теперь склоняет миллион человек!
– Вообще то тираж нашей газеты – пять миллионов, – гордо ухмыляется журналист.
И ведь действительно: в советское время центральные газеты издавалась такими супертиражами. Самих газет то было не более дюжины при этом. Из ежедневных – «Известия», «Комсомольская правда», «Правда», «Советская Россия», «Социалистическая индустрия», «Труд». Стоили по две копейки. Объем, как правило, четыре полосы. Первая занята тупым официозом. На второй – про закрома Родины. Читабельной инфы – не более сотни другой строк. Немудрено, что и сами эти строчки, и междустрочье изучалось подписчиками пристально. И эффект от публикаций всегда был. Заметка реально могла стать приговором. Репортаж решал судьбу министерства. Фельетон ломал судьбу. Обложка была событием. А корректорских ошибок не было. Из фактических – только идеологически выверенные.
Все всё читали и смотрели. А сейчас не успевают. Наслаждаться душевым потоком и принимать на темечко Ниагару – не одно и то же.
Ныне мы живем в эпоху торжества информации. С этим уже давно никто не спорит. Именно она, сакраментальная информация, призвана удовлетворять экзистенциальные потребности народонаселения. И если раньше обывателю давали хлеба и зрелищ, дабы он был физически сыт и морально удовлетворен, то теперь зрелище замещено. Замещено информацией. Информацией о зрелищах. Потребители смотрят в экран/дисплей/страницу и там зрят жизнь. Причем не такой, какая она есть, а такой, какой ее для них увидел вездесущий медийный работник. Или медиум… Таким образом, прямого контакта с тем, что ранее считалось «зрелищем», практически нет. Имеем секс с реальностью через предохраняющее приспособление в виде СМИ ресурса. И потребляют медиапродукты все без исключения – выключенных из медийного поля, видимо, уже и в рисовых полях не найти.
Но пересмотреть и перечитать все, что предлагает рынок все равно невозможно. И бывает, что опубликованную информацию не потребляет вообще никто. Кроме тех, кто ее произвел, да коллег по работе. Процесс пошел довольно давно. Еще Пьер Бурдье в своей статье о журналистике писал: «Бо́льшая часть сенсационного материала, считающегося козырем в борьбе за аудиторию, обречена на то, чтобы пройти мимо внимания зрителей или читателей, и будет замечена только конкурентами, ведь журналисты – это единственные, кто читает все газеты…».
…Помню забавный случай с маргинальным писателем Александром Никоновым. Лет двадцать назад мы с ним экспериментировали с одним бульварно сатирическим форматом, пытаясь сделать стебную газету, что то вроде парижского еженедельника Le Canard enchaîné (одно из старейших, популярнейших и влиятельнейших изданий во Франции), под названием «Московская комсомолка» (которая не имела отношения ни к «МК», ни к «Комсомолке»; контентил газету патологически плодовитый Дима Быков и его коллеги по «Огоньку»). Естественно, Никонов в полный рост представлен был в каждом из двадцати выпусков проекта. Но однажды Саша предложил материал, который я не дерзнул публиковать ввиду того, что издание гарантированно читала не только администрация президента Ельцина, но и его благовоспитанное семейство, нервно реагировавшее на ненорматив. Речь шла об очень смешном обзоре туалетных надписей. Просто забавном, без какого либо тайного посыла.
Через пару недель после моего отказа Александр, заехавший в штаб квартиру «Новых Известий» (где с подачи тогдашнего владельца Бориса Березовского и окопалась хулиганистая «Московская комсомолка»), гордо продекларировал:
– «Туалеты» я все-таки опубликовал!
– Ну и какая реакция?
– Не знаю, в редакции еще не был.
Так и сказал. Фраза вошла в местные анналы. То есть эффект публикации уже тогда измерялся не потоком читательских писем или правительственными постановлениями, а местечковыми отзывами коллег. Изменились масштабы. «И миллион меняют по рублю» (© В.С. Высоцкий)».
Вот от такого вторжения старообрядцы и защищают своих детей. А пресса она разная. Есть статьи, которые влияют на положение дел в стране.
Еще старообрядец, который давал интервью в фильме сказал, что всемирная сеть это прогресс и старообрядцы давно уже знали, что мир будет управляться через волос (всемирная паутина).
В тоже время этот же старообрядец несколько раз отрицательно высказался о чипизации. Эти старообрядцы живут в Боливии, недалеко от США. Получается, чипизация все-таки не миф.
Я отметила некоторую негибкость старообрядцев. Если государственная система оказывает давление, нужно в этой системе принять положительное (на старообрядцев были гонения в плане веры). Постараться победить отрицательные тенденции. И чтобы в дальнейшем эта система работала на человека. Я уже писала, что моего прадеда как кулака с семьей ссылали в Сибирь. Он в Сибири заработал на лошадь. Вернулся, организовал одну из первых коммун в нашем регионе. Заработал и дал на военные нужды деньги на сумму, на которую можно собрать танк. Его сын (мой дед), папа, внуки и мы все живем на своей земле.
Мне показалось интересным, что у старообрядцев нет попов. Мы не принимаем сторону ни старообрядцев, ни РПЦ. Хотя, как заметила подруга – старообрядцы крепкие и производят впечатление морально устойчивых, сильных духом, не только трудолюбивых, но и успешных в производстве людей. Это так. В принципе, должна быть свобода верования. Хочется им таким образом верить в моральные принципы – пусть верят. В России – демократия.
Мы отметили, что старообрядцы современные люди и они говорят на современном русском языке. Но сохранили чистоту и оригинальность языка (это сказали создатели фильма).
С. Ястржембскому, студии «Ястребфильм» - успешной деятельности.
Мы продолжаем смотреть и переводить (тоже интересный опыт) фильм О. Стоуна «Мой друг Уго».
P.S. Мы много пишем о литературе, фильмах, периодически о театре.
Мы сами знаем также родной язык, авторов и их произведения на нашем языке:

https://ru.wikipedia.org/wiki/Татарская_литература
Г. Тукай – это, как Пушкин, но на татарском. В тоже время сильная лирика у Х. Такташа. Есть сильные национальные писатели и драматурги.
Мы, конечно же знаем «Моабитскую тетрадь» М. Джалиля и гордимся его подвигом:

https://ru.wikipedia.org/wiki/Муса_Джалиль
Цитата: «В 1941 году был призван в Красную Армию. В звании старшего политрука воевал на Ленинградском и Волховском фронтах, был корреспондентом газеты «Отвага».
26 июня 1942 года в ходе Любанской наступательной операции у деревни Мясной Бор Муса Джалиль был тяжело ранен в грудь и попал в плен. Вступил в созданный немцами легион «Идель-Урал». В Едлиньске около Радома (Польша), где формировался легион «Идель-Урал», Муса Джалиль вступил в созданную среди легионеров подпольную группу и устраивал побеги военнопленных.
Пользуясь тем, что ему поручили вести культурно-просветительскую работу, Джалиль, разъезжая по лагерям для военнопленных, устанавливал конспиративные связи и под видом отбора самодеятельных артистов для созданной в легионе хоровой капеллы вербовал новых членов подпольной организации. Он был связан с подпольной организацией под названием «Берлинский комитет ВКП(б)», которую возглавлял Н. С. Бушманов.
Сформированный первым 825-й батальон легиона «Идель-Урал», направленный в Витебск, поднял восстание 21 февраля 1943 г., в ходе которого часть бойцов (около 500—600 чел.) покинула расположение части и с оружием в руках присоединилась к белорусским партизанам. Личный состав остальных 6 батальонов легиона при попытке использовать их в боевых действиях также часто переходил на сторону РККА и партизан.
Фашистское командование вынуждено было бросить на подавление восставших регулярные войска. С помощью предателя гестапо напало на след антифашистской организации. В августе 1943 года гестапо было арестовано несколько сотен человек подпольной группы, в числе арестованных патриотов-подпольщиков был и Муса Джалиль. Его бросили в тюрьму смерти Моабит. В течение нескольких месяцев продолжались пытки. Муса Джалиль был казнён на гильотине 25 августа 1944 года в тюрьме Плётцензее в Берлине. Незадолго перед казнью Муса передал свои стихи соседу по камере А. Тиммермансу. Стихи Джалиля переведены на многие языки: «Коль сам умру, так песня не умрёт».
Посмертное признание
В 1946 году МГБ СССР завело розыскное дело на Мусу Джалиля. Он обвинялся в измене Родине и пособничестве врагу. В апреле 1947 года имя Мусы Джалиля было включено в список особо опасных преступников.

В 1946 году бывший военнопленный Нигмат Терегулов принёс в Союз писателей Татарии блокнот с шестью десятками стихов Джалиля. Через год из советского консульства в Брюсселе пришла вторая тетрадь. Из Моабитской тюрьмы её вынес бельгийский участник Сопротивления Андре Тиммерманс. Он сидел в одной камере с Джалилем. В их последнюю встречу Муса сказал, что его и группу его товарищей скоро казнят, и отдал тетрадь Тиммермансу, попросив передать её на родину.
Был ещё один сборник стихов из Моабита, его привёз бывший военнопленный Габбас Шарипов.
В январе 1946 года в советское посольство в Риме турецкий подданный татарин Казим Миршан принёс ещё одну тетрадь. Сборник отправлен в Москву, передан в министерство иностранных дел, затем в МГБ, затем в СМЕРШ.
«Моабитская тетрадь» попала в руки поэту Константину Симонову, который организовал перевод стихов Джалиля на русский язык, снял клеветнические наветы с поэта и доказал патриотическую деятельность его подпольной группы. Статья К. Симонова о Мусе Джалиле была напечатана в одной из центральных газет в 1953 году, после чего началось триумфальное шествие подвига поэта и его товарищей в народное сознание. Немалую роль в реабилитации Мусы Джалиля сыграл и его друг, писатель Гази Кашшаф.
В 1956 году посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза, в 1957 году стал лауреатом Ленинской премии. В 1966 году отмечался первый юбилей поэта, организованный в колхозе, названном его именем, на его родине, в селе Мустафино, где присутствовали многие знаменитые писатели и родственники из разных стран».
Россию населяют разные национальности и у всех нас есть история, литература и герои.
Всем – здоровья и мира.
Tags: Мэтр классный forever
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author