irinsergev

Categories:

Надоршин в «ОТРажении». Пост первый.

В программе «ОТРажение» была беседа с человеком по имени Евгений Надоршин:

https://otr-online.ru/programmy/segodnya-v-rossii/evgeniy-nadorshin-38609.html

Я подругу привлекла к просмотру. После некоторого времени просмотра беседы с Евгением Надоршиным она сказала – человек, исходя из его текста, на производстве не работал, а рассуждает о всей экономике России.

Нам стало интересно, кто же такой Евгений Надоршин:

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9D%D0%B0%D0%B4%D0%BE%D1%80%D1%88%D0%B8%D0%BD,_%D0%95%D0%B2%D0%B3%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B9_%D0%A0%D0%B0%D0%B2%D1%85%D0%B0%D1%82%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

Евгений Надоршин с не очень большим опытом работы в банковской сфере на сегодняшний день работает экономическим консультантом. Этого человека пригласили анализировать бюджет России.

Мы вначале посмотрели беседу с Надоршиным. Впоследствии на сайте выложили расшифровку беседы.

Когда читаешь, особенно видно, что идет чистейшей воды демагогия и особой экономической аналитики нет. 

Мы анализируем текст беседы (ссылка на видео в самом начале поста):

«Оксана Галькевич: Сейчас, уважаемые друзья, тоже, пожалуйста, оставайтесь с нами, потому что мы обсудим, можно сказать, наш семейный бюджет, в смысле – общий, государственный (моя страна – моя семья). И нам с этим бюджетом жить ближайшие несколько лет всей страной. В студии программы «ОТРажение» сегодня главный экономист консалтинговой компании «Капитал» Евгений Надоршин. Здравствуйте, Евгений.

Евгений Надоршин: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Евгений Равхатович, смотрите, сегодня правительство сказало, что в принципе одобряет оно бюджет на ближайшие 3 года. Сейчас далее будут депутаты решать. Давайте просто посмотрим, вчитаемся в общие параметры этого бюджета. Там много цифр. Сейчас их, может быть, попробуют вывести на экран. Можно всем сказать, что бюджеты на 2020-2022 годы будут профицитными, то есть потратим меньше, чем заработаем, однако, в общем, зарабатывать будем все меньше и меньше. Ваш комментарий.

Оксана Галькевич: На самом деле там мы тратим будем все больше и больше, и профицит будет сокращаться. Это продуманная такая стратегия нашего правительства.

Константин Чуриков: А бюджет социальный, социально-ориентированный, все расходы на здравоохранение, соцподдержку, образование.

Оксана Галькевич: По-прежнему анонсированы на социальные расходы в первую очередь и на поддержку людей.

Евгений Надоршин: Вы знаете, бюджеты у нас последние годы отличаются настолько не сильно, что, ну, сказал, что социальный – значит, надо поверить, наверное. И правда немного добавили. С опережением инфляции по ряду позиций. Так что это правда. Но вообще они принципиально не отличаются друг от друга. Там минимальные изменения. И больше реклассификация и другие названия. Бывает, смотришь на проекты и думаешь: «Елки-палки, как переназвали!» А там обычные текущие расходы. Там теперь «цифровая экономика» или что-нибудь еще, «экономическое развитие» или что-то еще. Читаешь, думаешь: «Ух, елки-палки. Что ж там?» А там на самом деле большинство прежних статей, которые просто аккуратно перенабрали – и все.

Оксана Галькевич: Подождите. Тем не менее, смотрите, ведь расходы растут год от года. Если на 3 года вперед посмотреть, растут. Это такой сознательный шаг. Мы привыкли, что последние годы мы только кубышку кубышили. А тут смотрите.

Евгений Надоршин: Нет. У нас тоже расходы подрастали. Просто тут какой момент важный? Смотрите, у нас все-таки инфляция, которая никуда не исчезла. Как сейчас Минэкономразвития на 2020 года закладывает, 3% или 5%. Разница невелика. Но это фактически диктует в нормальной ситуации небольшой рост расходов из года в год. Приблизительно он такой и есть на самом деле. Он не принципиальный. То есть вялый рост расходов по ряду позиций. Где-то в рамках этих национальных нацпроектов, где-то в рамках просто увеличения текущих статей расходов. Он небольшой. В какие-то годы опережают одни позиции, в какие-то годы – немножко другие. По-разному складывается. Но в подавляющем большинстве случаев, все верно отметил Константин, логика у нас очень простая: мы стараемся иметь профицитный бюджет при прочих равных. Это означает, что фискальная политика не является фактором, стимулирующим полноценный экономический рост. И это вообще очень забавно прослеживается в полемике. У нас тут последние месяцы министр экономического развития и ЦБ вовсю полемизируют по поводу разных вещей. И это забавным образом выглядит в закладывании стимулирующей денежно-кредитной политики в прогноз экономического развития на 2020 год. То есть стимулирующую фискальную не закладываем. Об этом речи не идет. Нестимулирующая у нас она в основном. А стимулирующую денежно-кредитную политику иногда иметь надо. И вообще это забавно звучит, когда министр экономического развития нападает на ЦБ, критикуя тот за избыточное кредитование, но говоря о том, что «стимулировать же надо», «инвестиции». Как – не объясняет. Потому что объяснить это – задача нетривиальная.

Но суть заключается в следующем. Вдумайтесь на мгновение. У нас прогноз фактически ускорения экономического роста сейчас на 2020 год базируется в существенной степени на стимулирующей денежно-кредитной политике, а не фискальной. Это прямым текстом вам в прогнозе пересказано.

Оксана Галькевич: Про нетривиальные задачи. Знаете, у нас сейчас в школе олимпиадное движение очень развито. Там как раз нетривиальные задачи решают. А Минэкономразвития и ЦБ не могут решить.

Константин Чуриков: Мы еще вернемся к перспективам нашего роста. Давайте сейчас ненадолго ближе к людям. Сегодня Дмитрий Медведев объявил, как будет повышен минимальный размер оплаты труда. По этому поводу будет к вам отдельный вопрос. Но смотрите. На 850 рублей поднимут с 1 января. Это проект пока. Материнский капитал тоже, кстати, вырастет впервые, между прочим, за долгое время до 466 000.

Вопрос по поводу МРОТ. Смотрите, я ошибаюсь или мне кажется, что год назад (у меня такое дежавю) тоже повышали и тоже на 850 рублей. Откуда такая выкладка? Почему именно 850? Это что-то значит?

Евгений Надоршин: Потому что ровно столько нашли возможным потратить с учетом всех обязательств. Смотрите, там есть разные обязательства, которые идут по секретной части – это оборонка, разные другие силовые расходы, которые решаются отдельно.

Оксана Галькевич: Которые мы не видим.

Евгений Надоршин: Потом у нас есть текущие расходы на поддержание деятельности госорганов, суд, прокуратуры, прочих товарищей. Это все тоже… Им же зарплаты платить надо. Там же зарплатная ведомость составляет немалую часть этих историй. То есть вы взяли все, что вы не можете не включить. Дальше вы получили уже сумму, превышающую то, что вы хотите потратить, и начинаете что-то подрезать. Подрезали. И потом вы смотрите, а сколько у вас остается на какие-то разные излишества. И я вам хочу сказать, что очень часто вопросы со всякими мрот и прочее… То есть есть некое гласное и негласное обязательство сейчас стремиться повышать не меньше, чем на инфляцию. Собственно говоря, вы обратили внимание, что мы где-то такое и получаем. Социальные пенсии 6.6%. Здесь у мрот тоже очень близкая история.

Плюс надо компенсировать немножко бюджетникам. У них же как раз к этим мротам привязаны оклады и прочие вещи. И там есть некоторые нюансы. Они же какое-то время недополучали, им индексации сдерживали. Надо бы здесь немножко накинуть. А то смотрите – уже учителя недовольны, за протестующих выступают. Некомфортно, согласитесь. Смотрите, что творит опора режим.

Оксана Галькевич: Скрепы расходятся. А 850 рублей дашь – и сразу уже…

Евгений Надоршин: Я думаю, что уже, конечно, нет. Но еще раз. Эти вещи часто определяются… Есть желаемый диапазон. Двузначную индексацию не дадут, можно не рассчитывать. Последние годы это не тема. Но есть желаемый диапазон. Он где-то выше инфляции и ниже двузначной цифры. И дальше по остаточному принципу определяется… К сожалению, это очень много, что делается так в социалке, образовании, культуре и ряде других вопросов.

Константин Чуриков: Мне казалось, что все-таки мрот (нам рассказывали) теперь привязаны к прожиточному минимуму, а прожиточный минимум в том числе состоит из потребительской корзины. А продукты дорожают в некоторые периоды года чуть быстрее…

Евгений Надоршин: Это правда. Но вы видели этот прожиточный минимум? По большому счету, серьезно к нему относиться… Во-первых, привязка не является в моем понимании жесткой. Есть возможности и есть деньги – пожалуйста. Это раз.

Во-вторых, еще размер прожиточного минимума у нас не определен до конца года. Тоже важный момент. Год то не закончился.

В-третьих, он такой, что… Вы понимаете, как со всяким средним по больнице, вот у вас есть лихорадочные, где под 40 температура, есть морг, где она весьма низкая. А так 36.6 может быть. Посмотрите в среднем. Если правильно пропорцию соблюсти одних и других. Как вы понимаете, 36.6 ничего не отражает. Этот прожиточный минимум, как и многие статистические вещи, реально ничего не отражает. Жить по такому минимуму мало кто будет и никто не живет.

Оксана Галькевич: Евгений, вы говорите, что год еще не закончился, прожиточный минимум – такая плавающая величина. Пардон, год не закончился, а величина 12 130 уже заложена, посчитана.

Евгений Надоршин: Сейчас все достаточно просто.

Константин Чуриков: Оксана, не под елкой же это делается.

Евгений Надоршин: Насколько я помню, это не жесткое обязательство. Я могу упускать какие-то нюансы бюджетного процесса в этой части, потому что подробно за ними не слежу. Извиняюсь. Но, по-моему, привязка не является жесткой. Она может быть пересмотрена при неудобстве».

Специалист консалтинговой фирмы не заметил того, что углядела подруга. В таблице, которую привели в передаче, во второй графе (Расходы) вместо «трлн. руб.» написано «млрд. руб.». 

В этом ничего страшного нет - исправят, так уж об уровне Надоршина.

Третья графа (Профицит) изначально идет в «млрд. руб.» - там все нормально.

Ведущие и Надоршин обсуждали бюджет России, профицит, сколько будет тратиться, а также зарабатываться страной в течении трех лет.

Нужно учесть, что Россия осуществляет Национальные проекты – это вложение в развитие экономики, в будущее. Вложение сразу отдачу не дает, это случается со временем. 

Недавно по телевизору рассказывали, что в середине нулевых Россия вложилась в птицеводческую отрасль, на данный момент в нашей стране с мясом птицы, яйцами всё нормально.

Статья от 2008 года об этом:

https://ria.ru/20080729/115171504.html

Все эти действия, о которых рассказывается в статье 2008 года, принесли результат в нынешнее время. Инвестиции не сразу окупаются, и госбюджет не изучают с точки зрения арифметики.

Это, на наш взгляд, элементарные вещи, которые, по идее, должен знать каждый экономист.

Вначале передачи упоминается имя Медведева. Мы бы все-таки доверяли Медведеву, который прежде чем стать премьер-министром, освоил госкорпорацию «Газпром». И если он что-то сказал о госбюджете, значит так оно и есть.

Судя по логике Надоршина, расходы на соцвыплаты, на здравоохранение в бюджете России планируются в последнюю очередь. Мы с подругой на данный момент проходим 2 бесплатных медосмотра. Подруга проходит диспансеризацию, я – профосмотр (я так поняла это более углубленная диспансеризация). Это означает, что вся страна проходит 2 вида бесплатного медосмотра – со сдачей анализов, осмотров у врачей. Разве такое можно запланировать, если социальное обеспечение и здравоохранение планировать в последнюю очередь? Кстати, речь же о бюджете идет. Подруга заметила, что зарплата медперсонала зависит оттого, сколько на это будет выделено средств из госбюджета. 

Дальше обсуждают МРОТ, прожиточный минимум и потребительскую корзину (о формировании потребительской корзины мы писали). 

То, что МРОТ приравняли к прожиточному минимуму серьезный шаг и это правильно, по мнению подруги.

Я с этим согласна.

Далее Надоршин рассуждает о прожиточном минимуме – по его мнению, эта цифра ничего не означает.

Подруга заметила, что Надоршин, судя по Википедии, преподает статистику. Я на это ответила, раз статистику преподает, значит должен знать, что прожиточный минимум, применяемый в экономике России показатель. 

Дальше в беседе обсуждают:

Цитата: «Оксана Галькевич: У нас жесткая привязка к звонкам телезрителей. Нам нужно выдавать их в эфир. Николай, здравствуйте. Ленинградская область у нас на связи.

Зритель: Да, здравствуйте. По поводу финансов у нас в государстве. Чтобы бюджет пополнялся, нужно произвести индустриализацию нашей страны. Это первое. Чтобы наша страна, наша промышленность обеспечивала абсолютно всем наше государство, как при СССР. Было минимум импорта, все было обеспечено. И второе. Чтобы были финансы на поднятие индустриализации, сверхприбыль от газовой и нефтяной промышленности нужно направлять на индустриализацию.

Еще одно. Сделать прогрессивный налог на сверхдоходы. И национализировать Центробанк и природные ресурсы.

Оксана Галькевич: Подождите. Что значит национализировать Центробанк?

Евгений Надоршин: Хорошая программа в принципе так.

Оксана Галькевич: Рабочая?

Евгений Надоршин: Что значит рабочая? Она в духе времени.

Оксана Галькевич: Запросы общества».

Если комментировать этот звонок – при реализации углеводородов бюджетное правило 40 долларов уже работает (нефтегазовая промышленность свою лепту уже вносит).

Прогрессивный налог на сверхдоходы получится ли сделать, трудно сказать. Проще национализировать основное производство и природные богатства, а также ввести потолок на частное владение имуществом и средств (подруга предлагает 500 млн руб., я с этим согласна). Тогда налог на сверхдоходы не понадобится. 

Судя по закону Центробанк является федеральной собственностью. Центробанк имеет некоторую независимость (опять-таки, исходя из закона). Но Центробанк работает совместно с Правительством.

Цитата: «Евгений Надоршин: Смотрите, в моем понимании так. Во-первых, в Советском Союзе промышленность никак не обеспечивала все потребности государства. Начиная с пищевой. Если Николай помнит, пшеницу мы ввозили и кучу продуктов из этой пшеницы тоже были не полностью местными.

Если мы говорим об обрабатывающей промышленности, у нас видеомагнитофоны, телевизоры и прочие излишества все-таки фарцовщики.

Константин Чуриков: Это уже все-таки вторая половина 1980-х.

Евгений Надоршин: А что, Советский Союз в этот момент уже перестал существовать? Это просто были действительно точки, когда мы полностью зависели от импорта пшеницы и приличного количества продовольственных товаров. Это когда, соответственно, наша промышленность ничего, кроме оборонки, породить не могла. А в магазинах были сплошные очереди за пустыми прилавками, простите. Как только завезли, размели и все. И стоим часика 2-3, ждем в очередной раз.

Оксана Галькевич: Помним. У нас прекрасные воспоминания. Зато люди были хорошие».

Насчет пшеницы по ходу передачи будет звонок от зрителя, зритель ответит на вопрос (текст об этом ниже). О том, что Япония своровала технологии СССР и устроила в СССР саботаж при производстве бытовой техники, у Е. Додолева был перепост

О том, что можно было купить или нет - тоже есть смс от зрителя. 

«Это когда, соответственно, наша промышленность ничего, кроме оборонки, породить не могла» - это похоже на сегодняшний день, а не на СССР. 

Кстати, у Жукова и Реми Майснера в беседе шла речь о том, что очереди и нехватку некоторых товаров в позднем СССР специально организовывали силы извне. Это похоже на правду.

Смс зрителя по ходу передачи: «С продуктами был конечно напряг, но их качество было выше и жестко контролировалось».

Смс зрителя (Белгородская область): «Союз ввозил фуражное зерно, а твердые сорта на хлеб обеспечивал нас сам полностью».

Цитата: «Константин Чуриков: Люди имеют в виду все-таки 1970-е.

Евгений Надоршин: Люди действительно часто были душевнее, поскольку равенство в этом смысле было существенно выше. Это верно. И те, кто что-то имел, старались часто не выделяться. Это была другая история. Но, простите, в нее вернуться будет, я думаю, многим из нас даже при текущих уровнях доходов не очень приятно. Все-таки многое изменилось к лучшему. Почему? Потому что мы, простите, оборонные расходы, которые потребить было невозможно, таки разменяли на потребление. И это пошло на пользу людям. Поэтому многие и стали объективно жить лучше, нежели было в СССР».

Надоршин утверждает, что при нынешней гонке вооружений со стороны США, когда Трамп один за другим отменяет договоры об ограничении вооружений, Россия не вкладывается в оборонку? Причем тут душевность-то? 

Цитата: «Но давайте еще важный момент. В современном мире, пожалуй, не существует ни одного государства, чья промышленность полностью себя обеспечивает. Вообще в принципе. Ни Китай, ни Северная Корея, ни Куба, ни Венесуэла не обеспечивают себя целиком и полностью даже промышленной продукцией».

Это уже политика пошла – Надоршин перечисляет противников США (НИУ ВШЭ, где трудится Надоршин, это типа «Эхо Москвы», но в экономической науке и образовании. НИУ ВШЭ выступает в интересах США и Запада).

Цитата: «Константин Чуриков: Означает ли это, что мы не должны вообще заниматься индустриализацией?

Евгений Надоршин: Тонкий вопрос.

Оксана Галькевич: И полным импортозамещением.

Евгений Надоршин: Точно полным импортозамещением заниматься не должны. Давайте простой пример. Давайте попробуем импортозаместить бананы. Мне интересно, чем мы… Чтобы сделать это совершенно абсурдным и четко понятным».

Бананы импортозаместить нельзя. Но бананы по составу очень похожи на картошку. В 90-х у меня был опыт, как-то картошки не было. Мы вместо картошки всю зиму питались бананами. 

Бананы ввозить можно, но это не предмет первой необходимости в России. 

Цитата: «Потому что понятно – как только мы отходим от таких абсурдных вещей, кому-то может показаться реалистично, что мы можем айфоны заместить или что-то еще как-то вдруг».

Россия айфоны производить может. Страна с космической промышленностью и с самой передовой военной промышленностью, телефоны только создавать может. Россия на этом просто не специализировалась.

Цитата: «А давайте бананы. Они простые, их все понимают. Кто выращивает у себя бананы? В каком месте России вы собираетесь их выращивать? Бананы на бананы. Чтоб не кукурузой… Да и то у нас ее не так много».

Надоршин всё о бананах – похоже, бананы любит. Надоршина заинтересовала кукуруза. Кукуруза популярна в американском континенте. С чем связан интерес Надоршина к кукурузе – неясно.

Цитата: «Оксана Галькевич: Белоруссия, слушайте. Тут, между прочим, идут разговоры об объединении».

Видимо, кому-то не нравится сотрудничество России и Белоруссии.

Цитата: «Евгений Надоршин: Слушайте, эти ребята и креветки выращивают. У них такое… Но это, обратите внимание, все-таки не совсем свое. С индустриализацией история следующая. Смотрите, все крупнейшие экономики мира в существенной степени сейчас полагаются на сектор услуг – тот самый, который в Советском Союзе марксизм-ленинизм за сектор-то не считал. Фигня.

Оксана Галькевич: Знаменитый советский сервис».

Лексика у специалиста консалтинговой компании "ПФ Капитал" оставляет желать лучшего – заметила подруга (экономическому эксперту в прямом эфире аналитику «фигней» перемежать – не дело). 

Сектор услуг в СССР был – без сектора услуг страны не бывает. Надоршин прошлую пропаганду Запада нам рассказывает сегодня. 

Цитата: «Евгений Надоршин: Это были последствия в том числе. Но, смотрите, в рамках расчета… В Советском Союзе просто не считали валовый региональный, валовый национальный продукт. Вот эти все вещи не считались. В общем, в рамках расчета выпуска сервис услуг вообще не признавался как производящим какую-то стоимость, то есть не принимался учет. Это важный момент. Там был многократный счет промышленного производства, но не было учета третичного сектора».

Подруга заметила, что у Е. Надоршина нет цельного экономического образования. То, о чем говорит Надоршин – это демагогия, которая к экономике не имеет отношение. 

Цитата: «Суть не в этом. Суть заключается именно в том, что, смотрите, простейший пример. Сколько, например, копий машины какой-нибудь «Лады», «Ford Focus», чего угодно можно произвести? В принципе, если я скажу, что конечное, ограниченное и счетное количество, никто, думаю, в этом сомневаться не будет». 

Оказывается давление на автомобильную промышленность России, а также даже на автопром Германии (это уже политический заказ).

Цитата: "Если я скажу – «а сколько копий Windows можно произвести?» Если мы не диском даже ограничены сейчас, а благодаря интернету – кто скачал, тот и бери. Смотрите, минимум по количеству числа людей миллиардов 7, как нечего делать. А на самом деле бесконечное количество". 

Надоршин рекламирует программное обеспечение Windows – заказ корпорации Майкрософт выполняет? Путин в одноименном фильме сказал, что Россия работает над созданием своего программного обеспечения, чтобы не было вторжения в нашу инфраструктуру.

Цитата: «К чему это нас подводит? Во многих случаях в секторе услуг производительность может быть кратно, то есть на порядки выше, нежели чем в секторе материального производства. Поэтому, если мы хотим быть экономикой будущего, индустриализация – это не то, что нам нужно»

Надоршин говорит – России не нужно свое производство. Надоршин утверждает, что России нужно концентрироваться в сфере услуг. Интересно, Надоршин в какой стране живет и в чьих интересах вещает?

Цитата: «Нам нужно лишь дополнить промышленностью те сегменты сектора услуг, которые мы хотим развивать. При этом не обязательно закрыть все их потребности. Важно закрыть те, которые будут обеспечивать им нужное количество ресурсов для развития. И это они сами без нас, государственных деятелей и экономистов, могут решить. Что надо, то и произведут».

Надоршин предлагает в России развивать сектор услуг, а также производство, которое будет обеспечивать сектор услуг. Надоршин предлагает отказаться от планирования экономики – «И это они сами без нас, государственных деятелей и экономистов, могут решить. Что надо, то и произведут». 

Цитата: «Как, собственно говоря, при необходимости это делают Apple, Motorola, Google, когда им нужно. В США, не в США – где угодно».

Надоршин предлагает производство России перенести в другие страны по примеру Apple, Motorola, Google – «В США, не в США – где угодно». 

России самой нужно создавать рабочие места, зачем производство-то переносить?

Один из создателей Google - сын и внук выходцев из России, которые получили образование в СССР. 

А за Кремниевую долину, в том числе и за светскую жизнь там, отвечают Юрий Мильнер и его супруга. То есть за эту отрасль в США отвечает выходец из России, обучившийся и разбогатевший в нашей стране:

https://vc.ru/future/47247-vo-chto-vkladyvaet-yuriy-milner-mezhzvezdnye-kosmicheskie-korabli-messendzhery-fizika-i-finteh

https://www.tatler.ru/heroes/yuliya-milner-zhena-glavnogo-investora-kremnievoj-doliny-i-ee-kosmicheskie-proekty

Цитата: «Константин Чуриков: Но Windows не съешь. Как мы проконтролируем аспекты продовольственной безопасности?

Евгений Надоршин: Телевизор тоже не съешь. Продовольственная безопасность решается не в промышленности, а в секторе сырья, обращаю ваше внимание. Продовольствие, то есть то, что растет из земли – это сырье.

Фактически принципиально не отличающееся от того, которое мы из земли или с его поверхности добываем. Просто одно мы есть можем, другое – нет». 

Сельское хозяйство – это целая отрасль. Пшеницу и все остальное еще вырастить нужно. А мясомолочная продукция также выращивается.

Сельское хозяйство зависит от погоды, состояния самой земли, от вложений в эту отрасль, от сортов высаживаемых культур, а также от пород скота, ухода за ним. Надоршин всю сельскохозяйственную отрасль приравнял к добыче сырья из земли.

Видимо, в России сильное сельское хозяйство – раз Надоршин пытается эту отрасль приравнять только к добыче.

Продолжение в следующем посте.

Comments for this post were locked by the author