irinsergev

Categories:

Седьмая студия. Продолжение.

Статья о деле К. Серебренникова: 

https://www.bbc.com/russian/features-47115779

«"Было сказано, что на проекте и на госконтракте все присутствующие здесь могут заработать, и Апфельбаум, думаю, тоже", - заявила бухгалтер. По ее словам, Апфельбаум состояла в дружеских отношениях с Итиным. "Ее возили в Петербург, селили в дорогие гостиницы, поили и кормили", - рассказала в суде Масляева».

Во-первых, было ли сказано – неизвестно.

Во-вторых, может быть сама Масляева решила подзаработать. На данный момент свои планы выдает за чужие тексты.

В-третьих, «заработать» - у каждого свое. Кто-то и зарплату хорошую может сформулировать, как хороший заработок.

«По ее словам, она сама не принимала никаких решений, а только выполняла поручения Итина и Малобродского. "Я смотрела всем в рот, потому что хотела и заработать. Я не такая крутая женщина - я нужна была только для того, чтобы изготавливать документы, держать связь с минкультуры, все глобальные решения принимались руководителями. В конечном итоге это превратилось в обналичивание средств и в отчеты в минкульт", - так Масляева описала в суде свою деятельность».

На то она и бухгалтер, а не режиссер. Масляева свою работу и выполняла.

«По ее словам, в студии действовали "белая" и "черная" кассы. "Черная" касса представляла собой сейф, где хранились наличные деньги. В минкульт и другие органы якобы подавались липовые отчеты, где, например, указывалась заниженная зарплата руководителей. Также в "Седьмую студию" были устроены на работу липовые сотрудники, утверждает свидетель. По словам Масловой, это было необходимо, чтобы соблюсти требование минкульта о том, что зарплатный фонд должен составлять 3 млн рублей.

Еще до начала работы студии Итин якобы сказал Масляевой, что будут нужны наличные средства в большом объеме. Бухгалтер "по согласованию с Итиным и Малобродским" подключила к работе по обналичиванию своих знакомых Дмитрия Педченко и Валерия Синельникова. Они тоже свидетели обвинения.

Наличные деньги, со слов главбуха, снимались либо по карте "Альфа-банка", либо через знакомых Масляевой. Бухгалтер рассказала, что по карте было снято около 120 млн рублей, а через обнальщиков - около 90 млн. "Руководители организации знали о передвижении всех денежных средств", - заявила свидетель».

Это же всё слова, которые подтверждены только Масляевой.

Подруга заметила – грамотные главбухи так не работают:

«Адвокаты подсудимых задавали много вопросов о том, как функционировала финансовая деятельность "Седьмой студии", но Масляева редко давала развернутые ответы на их вопросы. Она отвечала, что либо не помнит каких-то деталей или событий, либо не знает подробностей, потому что деньгами и документами занимались ее помощницы Войкина и Филимонова (тоже свидетельницы обвинения)».

Трудно представить, чтобы главбух не знала, чем занимаются ее подчиненные.

Этот Педченко сам мутноватый человек:

«Валерий Педченко, юрист, неофициально работал в "Седьмой студии"

Педченко - знакомый Нины Масляевой. По его словам, получал 30-50 тысяч рублей за обналичивание денег для "Седьмой студии".

Деньги якобы обналичивались следующим образом: Педченко называли необходимую сумму, а он отдавал поручение своему знакомому Дмитрию Дорошенко (один из свидетелей). Дальше деньги поступали на счета фирм, согласованных с Дорошенко, который забирал обналичку и передавал ее Педченко. Процент по обналичке составлял 8-10%.

На допросе Педченко заявил, что "не имеет ни малейшего понятия", откуда Масляева брала деньги, чтобы платить ему за услуги.

Он также заявил, что слышал, как Воронова* говорила по телефону с Серебренниковым и тот просил у нее наличные деньги на квартиру в Берлине.

* Екатерина Воронова - продюсер "Седьмой студии", обвиняется в мошенничестве вместе с другими фигурантами дела.Уехала из России и объявлена в розыск.

"В какой форме это говорилось, я уже не помню. Она говорила, что взяла для Кирилла Семеновича [деньги], говорила, что поехала в "Гоголь-центр". Не помню когда, но что деньги брались на приобретение недвижимости, это точно было", - поправился затем Педченко».

Подруга высказала мысль, возможно, Масляева сколько могла  распоряжалась деньгами на свое усмотрение (Педченко как-то ещё участвовал):

«Педченко - старый знакомый Масляевой, он часто возил ее на машине. Многое из того, что он рассказал в суде, он знает "со слов Масляевой". В 2012 году Педченко и Масляева вместе учредили медицинский центр "Намасте". Генеральным директором фирмы была жена знакомого Педченко, которая якобы была фиктивно устроена в "Седьмой студии"».

Наличные не театру, а Масляевой, скорее всего, нужны были. Присвоение по наличке доказать сложно:

«Дмитрий Дорошенко, пенсионер, судим за обналичивание

Знакомый Педченко, ни с кем из подсудимых не общался. У Дорошенко был друг Андрей, который работал в банке. Дорошенко якобы согласовывал с Андреем, на какие подставные фирмы переводить деньги для обналичивания. Счета фирм открывал сам Андрей. Дорошенко затем забирал наличные и передавал их Педченко "в пакетиках".

Андрей брал 4-8% от суммы за свои услуги, но иногда комиссия доходила и до 15%. Дорошенко оставлял себе 1% от обналиченной суммы.

"Мне сказали, что нужно обналичивать средства. Ко мне обратились за помощью, потому что у меня был такой опыт", - заявил в суде Дорошенко.

Свидетель, по его показаниям, занимался обналичиванием для "Седьмой студии" до 2015 года. Зачем театру были нужные наличные и на что они тратились, он не знает».

Похоже, этот человек личная жизнь Масляевой:

«Валерий Синельников, индивидуальный предприниматель, заключил договор с "Седьмой студией" на оказание услуг

Называет себя профессиональным театральным менеджером. Заявил, что хотел участвовать в творческой работе на "Седьмой студии", но из его первого разговора с Юрием Итиным "стало понятно", что от него нужны были только услуги по обналичиванию. Хотя напрямую Итин ему об этом никогда не говорил.

Педченко на своем допросе заявил, что у Синельникова были близкие отношения с Масляевой, которая и познакомила его с Итиным.

"В ходе разговора я понял, что участия практического от меня не требуется, это были фиктивные договора на определенный процент обналичивания денег", - заявил свидетель.

Синельников живет и работает в Петербурге. Ему на счета поступали деньги "Седьмой студии", которые он обналичивал и привозил в Москву. Студия оплачивала ему билеты на поезд. Синельников говорит, что совершил около десяти таких поездок и обналичил 25 млн рублей, оставляя себе 9% комиссии.

Также свидетель рассказал, что Нина Масляева во время его работы на "Седьмую студию" "по дружбе" якобы дала ему около миллиона рублей, на которые он купил автомобиль».

«"Воронова позвонила и сказала, что нужно уничтожить документы. Серебренников дал распоряжение уничтожить", - сказала в суде Войкина.

Бухгалтер утверждает, что у нее оставались некоторые документы вплоть до 2017 года, но когда в мае Масляеву и Итина задержали, Воронова позвонила Войкиной и приказала уничтожить "все, что осталось"».

Воронова заявила, что Серебренников сказал. Говорил-ли это Серебренников?

«Наталья Жирикова, бухгалтер, помогала проводить аудит "Седьмой студии"

По показаниям Жириковой, она стала работать с документами "Седьмой студии" после того, как руководство проекта недосчиталось 5 млн рублей и пригласило аудитора Инну Лунину для сверки документов. Жирикова помогала Луниной и разбирала бухгалтерию.

По словам свидетеля, ей нужно было восстановить бухгалтерский учет и многие документы, а затем отобразить это в бухгалтерской программе. "Как я поняла, учета вообще никакого не было, все было формально", - рассказала Жирикова про бухгалтерию, которую вела Масляева.

Когда Жирикова пришла в "Седьмую студию", документы "были свалены в коробки", "все приходилось разбирать". "Я во все это вникала, охреневала, как люди вели учет и вносили первичные документы", - сказала Жирикова.

По словам свидетеля, договоры "Седьмой студии" заключались с двумя видами контрагентов - реальными и "виртуальными". У реальных были грамотно составлены договоры и акты, а у "виртуальных" были типовые договоры с ошибками. "Виртуальными" были компании, через которые проводилось обналичивание.

В тот момент, когда Жирикова начала работать на "Седьмой студии", "до Масляевой было не добиться", рассказала она. "Я знала, что была конфликтная ситуация из-за недостачи денег. Но люди творческие далеки от бухгалтерии, ни Воронова, никто не знал реальной картинки, как все было", - заявила Жирикова.

Она подтвердила слова других свидетелей о том, что в официальной ведомости указывались заниженные зарплаты. Сама Жирикова получала около 70 тысяч рублей, а в ведомости значилось 15-20 тысяч, рассказала она.

Также свидетель заявила, что проекту "Платформа" требовался целый штат хороших бухгалтеров и все денежные операции "нереально было отразить в одиночку"».

Это и есть уровень работы Масляевой, как главбуха. Может быть, специально запутывали работу бухгалтерии, чтобы скрыть присвоение.

По мнению подруги, деньгами вольно распоряжалась Н. Масляева. Возможно, ещё и Воронова.

Навскидку, «Седьмая студия» потратила на обналичивание примерно 10% от суммы обналичиваемых денег.

Судьбу остальных денег нужно выяснять.

Исходя из показаний, приведенных в публикации, остальное руководство «Седьмой студии» разве что получало зарплаты больше, чем указывалось в ведомости. Но не критично много.

Голословно обвинять мы никого не будем.

Подруга удивилась – почему же такой беспорядок в учете денег? Зачем держать такого слабого главбуха, которая сотрудничала с сомнительными личностями (об этом в публикации выше)?

Тем более, у Масляевой ранее присвоение уже было.

Я ответила – за весь коллектив и работу в производстве (искусстве) отвечает руководитель. Скорее всего, Масляева поняла, что Серебренников не столь сильный руководитель. Пользуясь случаем решила наживиться.

А чтобы обелить себя решила подставить Апфельбаум. 

Так ли это, мы достоверно не знаем. На то есть суд, и последующая работа аудиторов.

Но, раз мэтр неоднократно поднимал вопрос о Серебренникове, мы постарались разобраться с вопросом «Седьмой студии» и поддержать коллектив этой организации.

Идеи по работе бухгалтерии и каким образом через финансы нужно построить защиту высказала подруга.

Я согласна с ее выкладками.

Со своей стороны, я полагаю, что за всю деятельность организации ответственность должна ложиться также и на руководителя (руководитель должен контролировать всю деятельность). Подруга добавила – ответственность за денежную часть работы наравне с руководителем несет главный бухгалтер.

Так и есть.

К. Серебренникову, «Седьмой студии» - желаем доказать свою правоту в суде.

Мы писали, как должна быть организована работа по учету средств в организации по искусству. Это относится ко всем культурным заведениям, равно, как и к любой организации. 

P.S. «По ее словам, в студии действовали "белая" и "черная" кассы. "Черная" касса представляла собой сейф, где хранились наличные деньги. В минкульт и другие органы якобы подавались липовые отчеты, где, например, указывалась заниженная зарплата руководителей. Также в "Седьмую студию" были устроены на работу липовые сотрудники, утверждает свидетель. По словам Масловой, это было необходимо, чтобы соблюсти требование минкульта о том, что зарплатный фонд должен составлять 3 млн рублей».

Подруга заметила, что нигде нет такого требования, чтобы Фонд оплаты труда составлял конкретную сумму.

Составляется штатное расписание. На основании штатного расписания принимаются сотрудники на работу. Сумма, выплачиваемой зарплаты, согласно штатному расписанию – это и есть Фонд оплаты труда.

В штатном расписании могут остаться вакантные должности. Но никто не требует, чтобы на все вакансии были приняты работники.

Могут остаться свободные вакансии.

Масляева не первый год работает главбухом. Всё вышеописанное о Фонде оплаты она должна знать. Про Фонд оплаты, который по требованию Минкульта должен был составить 3 млн. руб., Масляева либо что-то путает, или предоставляет недостоверную информацию.

Все посты в этом блоге - это комментарии к вопросам, поднятым тележурналистом Евгением Додолевым. 

У мэтра и у меня кроме онлайн деятельности, есть работа оффлайн, собственно, как и личная жизнь. 

Все вопросы и все остальное к журналисту Е. Додолеву, с которым мы сотрудничаем.

Comments for this post were locked by the author