irinsergev

Categories:

Венесуэла и остальные.

https://ria.ru/20190125/1549888753.html

Цитата: «Сколько денег Россия потеряет в Венесуэле

Кризис в Венесуэле в очередной раз вывел в информационную повестку вопрос о том, почему и зачем российское государство, а также окологосударственные компании вкладывают деньги и выдают кредиты некоторым странам. Многие журналисты и эксперты уже бросились с удовольствием подсчитывать предполагаемые финансовые потери российской стороны, забывая как о том, что Каракас еще не пал (и далеко не факт, что проамериканский узурпатор победит), так и о том, что Россия — далеко не СССР и не занимается благотворительностью».

СССР благотворительностью не занимался. На сегодняшний день Россия на свои же кредиты строит АЭС и продает оружие – этого не нужно забывать. Кстати, долги СССР простила Россия, а не сам СССР (доказать на данный момент сложно, такая была формулировка. Возможно, и так).

«Особенно поучительно сравнивать два штамма американской пропаганды: один — направленный на российскую аудиторию через прикормленных американскими НКО и СМИ "лидерами общественного мнения", а другой — направленный на венесуэльскую аудиторию через прикормленных венесуэльских политиков. На российскую аудиторию продвигается месседж "деньги российского бюджета и "Роснефти" ушли на бесполезную поддержку венесуэльского режима и никогда не будут возвращены", а на венесуэльскую аудиторию продвигается месседж "Россия ограбила Венесуэлу с помощью кабальных кредитов и договоров, забрав контроль над значительной частью венесуэльской нефти". Легко заметить, что по законам логики в одном из случаев американская пропаганда должна врать, ибо невозможно быть эдаким глупым благотворителем и безжалостным ростовщиком одновременно. Впрочем, в реальности ситуация еще интереснее: американская пропаганда врет в обоих случаях, а Россия и российские окологосударственные компании — это и не "геополитический Шейлок", но и не "геополитческая мать Тереза". Москва действительно помогала и еще будет помогать Каракасу, при этом всегда здраво совмещая идеализм с прагматизмом».

Прагматизм относительно Венесуэлы – это слова. Какой может быть прагматизм, когда то, чем владеет Россия в Венесуэле, находится под санкциями.

«Начнем с того, что Россия — далеко не главный кредитор венесуэльской экономики и даже не второй по значимости. Если взять западные (максимально нелестные для России) оценки от агентства деловой информации Блумберг, то получается, что лидером по инвестициям и кредитам является Китай с 70 миллиардами долларов, а вот почетное второе место принадлежит очень влиятельным и весьма респектабельным банкам и инвестиционным фондам, в основном из США и Великобритании. По самым консервативным оценкам, процитированным в материале агентства Рейтер, они прокредитовали правительства Чавеса и Мадуро, а также венесуэльскую государственную нефтяную компанию PDVSA на сумму около 50 миллиардов долларов.

Среди кредиторов Венесуэлы числятся такие гиганты финансового мира, как американский инвестиционный конгломерат BlackRock (самый крупный инвестиционный фонд в мире, активы под управлением — 6,789 триллиона долларов) и влиятельнейший американский банк Goldman Sachs, который известен своими неординарными возможностями политического лоббирования в США и Евросоюзе. Кстати, венесуэльская оппозиция уже неоднократно говорила о том, что долги "антинародного режима" она выплачивать не будет (особенно сильно оппозиция не хочет платить банку Goldman Sachs, который буквально спас Мадуро в 2017 году). Так что парадоксальным образом несколько очень больших и влиятельных американских финансовых компаний болеют за Мадуро — ибо нарваться на "списание во имя демократии" как минимум 50 миллиардов долларов им вряд ли захочется.

Для сравнения: самая высокая оценка общей суммы кредитов и инвестиций, сделанных российскими структурами в Венесуэлу, — 17 миллиардов долларов, причем эта сумма не учитывает некоторые важные аспекты. Во-первых, Венесуэла уже давно расплачивается с российскими и китайскими кредиторами нефтью и долями в нефтяных месторождениях Венесуэлы — а это уже много лет приносит венесуэльским кредиторам серьезные доходы».

«К сожалению, в российском инфополе часто встречаются заявления о том, что венесуэльское правительство ни в чем не виновато, что экономические сложности — это миф или что экономические сложности (прежде всего гиперинфляция) — на 100% результат американских санкций. Это не так. Никакими американскими санкциями нельзя объяснить тот факт, что венесуэльский золотой запас уже много лет находится в Лондоне в распоряжении Банка Англии, который, по последней информации, вообще отказывается его возвращать, а в текущей кризисной ситуации это золото вполне может стать бюджетом проамериканской хунты.

Никакими санкциями нельзя объяснить тот факт, что ключевые венесуэльские активы, приносящие стране главный валютный доход (например, нефтеперерабатывающий завод и сеть заправок Citgo), находятся в США и за все годы противостояния с Америкой официальный Каракас не удосужился их продать и купить нечто аналогичное в любой другой — дружественной Венесуэле — стране».

Для того, чтобы вывести деньги из Британии и продать долю Citgo, нужны силы, мощь. А Венесуэлу все время забивают санкциями, давлением извне.

«Достаточно посмотреть на страну, по которой американские санкции, американская интервенция и гражданская война ударили намного сильнее, — это Сирия. По данным ЦРУ, на пике войны в 2016 году администрации Асада удавалось держать инфляцию на уровне всего 43,9%, а в 2017-м ее сбили до 25,5% — то есть инфляция падает, а экономика постепенно возвращается к норме.

На этом примере четко видна разница в финансовой дисциплине, и это сравнение явно не в пользу Каракаса».

Как можно сравнивать Венесуэлу и Сирию? В Сирии с 2015 года – Россия, причём в военном плане. Наша страна Сирию защищает, взамен на точку опоры против давления США и Запада (Сирия дает России доступ на Ближний Восток).

https://www.alt.kp.ru/daily/26934.7/3984335/

Цитата: «Сколько денег Россия потратила на Венесуэлу

В Каракасе уже неделю продолжается попытка госпереворота. Председатель Национальной Ассамблеи (парламента) Хуан Гуаидо бросил вызов законному лидеру страны Николасу Мадуро, прямо на митинге провозгласил себя «президентом» и был немедленно признан властями США. Что не удивительно: 35-летний оппозиционер учился в Штатах и не скрывает ориентации на Вашингтон.

Все бы ничего, но Венесуэла - один из главных союзников России в Латинской Америке. За последние 15 лет мы раздали Каракасу кредитов на $17 млрд. Что уже вызвало панические комментарии в Сети: дескать, кормим всех друзей, зато себя прокормить не можем, а если Мадуро не устоит, то эти миллиардные вложения мы потеряем… Или все сложнее? Отвечаем на пять наивных вопросов о событиях на берегах Ориноко.

Переворот в Венесуэле: 5 наивных вопросов о том, что происходит в стране.Венесуэла 2018 на грани госпереворота. Лидер оппозиции, Хуан Гуайдо объявил себя временно исполняющим обязанности президента страны. И даже принес присягу. США признали Гуайдо главой государства. Но избранный президент Венесуэлы Николас Мадуро не намерен уходить с поста. Венесуэла сегодня - самая горячая точка Латинской Америки. В Венесуэле - массовые протесты. Все происходящее в стране напоминает пороховую бочку. В столице Венесуэлы не утихают митинги.

1. Что случилось с экономикой когда-то богатой страны?

По запасам нефти Венесуэла - первая в мире. По экспорту - стабильно входит в десятку. При этом - огромное социальное расслоение. Именно жители трущоб стабильно голосовали за Мадуро и его предшественника Уго Чавеса, умершего «на боевом посту» от рака в 2013 году. Оба обещали «народный социализм» и хорошую жизнь. И совершили те же ошибки, что советское руководство в эпоху застоя: вместо структурных реформ и развития собственной экономики пустили сверхдоходы от экспорта нефти на импорт товаров и продовольствия. Например, только из России последние годы Венесуэла ввозит до 100 тыс. тонн зерна в месяц.

Пока объем экспорта венесуэльского «черного золота» вместе с мировыми ценами был велик, «социалку заливали нефтянкой» успешно. Но с 2013 года, когда Мадуро пришел к власти, цена барреля упала с $120 более чем вдвое. Параллельно во столько же раз на берегах Ориноко обвалилась добыча нефти (оборудование старое, модернизировать его некому)».

В позднем СССР был политический, но не экономический застой.

То, о чем пишет автор Комсомолки похоже на Россию, начиная с нулевых по 2014 год.

Под санкциями, начиная с 2014 года, России приходится развиваться (развивать производство), а не сидеть на нефтяной игле.

«То, В итоге в магазинах пусто, даже с туалетной бумагой трудности - ее раздают по талонам. В отчаянии правительство включило печатный станок, выпуская ничем не обеспеченные деньги. Но средние зарплаты так и остались под $25, а гиперинфляция - превысила два миллиона процентов. Беднякам их числа сторонников Мадуро беднеть дальше некуда, а вот средний класс от такой жизни устал. Кто не убежал из страны - поддерживает противников власти во главе с Гуаидо».

Туалетная бумага – это уж забивают. Если уже деньги печатают, такую только бумагу смогут приобрести. Кстати, это большое давление на народ. Если в Венесуэле наводить порядок – в первую очередь нужно обеспечить страну такой бумагой. Туалетная бумага в данном случае политическая акция, чтобы выставить Венесуэлу нищей страной. И показать народу несостоятельность власти, которая даже туалетной бумагой страну не может обеспечить. Хотя на деле все не так обстоит. Венесуэле не дают развиваться извне.

«2. Кому задолжал Каракас?

Палочкой-выручалочкой для республики стали «восточные партнеры». У нас почему-то думают, будто «чертову кучу миллиардов» Каракасу подарила только Россия. Но на самом деле главный кредитор Венесуэлы - Китай, раздавший ей кредитов почти на $70 миллиардов. Взамен, правда, получая по льготным ценам нефть, в которой нуждается.

Россия при Чавесе и Мадуро вложила в республику куда меньше - $17 млрд. Но Москва после советских времен (когда мы бездумно вкладывали миллиарды в страны третьего мира по принципу «идеологической близости», не получая ничего взамен) действует тоньше.

Большая часть наших вложений - так называемые «связанные кредиты». Которые Каракас берет под обязательство купить товары для своих нужд не где-нибудь, а именно в России. На эти ссуды он, например, приобрел наше оружие на $7 млрд, купил сотни грузовиков «КамАЗ». То есть Мадуро профинансировал наше производство - и еще остался нам должен. И самая главное - взамен на кредиты Россия (прежде всего, корпорация «Роснефть») получает контроль над самыми «вкусными» нефтяными активами на берегах Ориноко».

Это как в моем любимом анекдоте «Съесть-то он съесть, да кто ж ему дасть?».

Ну получили контроль над нефтяными запасами и что? США вести бизнес Венесуэле не дает, забивает эту страну. Венесуэле не повезло – это богатая на углеводороды и сильная духом страна. США, с одной стороны, перекладывает свои проблемы на Венесуэлу. С другой стороны, пытается ограбить эту страну. 

Поэтому владеть это одно – а зарабатывать на владениях другое.

«3. Какие там у нас бизнес-интересы?

Сейчас «Роснефти» принадлежат доли от 26 до 40% в пяти крупнейших нефтедобывающих компаниях Венесуэлы (объединены в госконцерн PDVSA). Нефть в Венесуэле добывать тяжело, в ней высокое содержание серы. А любой нефтеперерабатывающий завод (НПЗ) «заточен» строго под определенный тип нефти. И, представьте себе, американские НПЗ могут принимать только венесуэльскую нефть: у нее такой же содержание серы, как у техасской.

В качестве залога под один из российских кредитов Каракас передал нам 49,9% компании Citgo. Она владеет трубопроводами и десятками нефтеналивных терминалов по всему юго-восточному побережью США. Так что, присутствуя в Венесуэле, Россия может в определенной степени влиять на нефтяную политику Штатов. Суммарная стоимость всех наших венесуэльских бизнес-активов - под $50 млрд. По сути, они достались нам за бесценок, в качестве «извинения» от Мадуро за то, что «живыми деньгами» он расплатиться с Россией не сможет».

Да, Роснефть, как Китай и США отнеслась к Венесуэле несколько капиталистически, и взамен на долги Венесуэлы стала инвестором в этой стране.

Но мы не можем влиять на нефтяную политику США. США ввели санкции относительно Венесуэлы. А Citgo, который приносит доход, Штаты с барского плеча пока не трогают (но это – пока):

https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/4508681   

«4. Что случится с нашими активами, если к власти придет оппозиция?

Хуан Гуаидо уже нашел чудо-рецепт: обещает нарастить добычу нефти до 4 млн баррелей в сутки (сейчас Венесуэла добывает примерно миллион, а весь мир - 80-100 млн). Каракасу от этого, может, и полегчает, но ведь известно, что чем больше товара на рынке - тем ниже его цена. Так что стоимость «черного золота», от экспорта которого зависит бюджет и России, может упасть. Что нам точно не выгодно.

В случае прихода проамериканских оппозиционеров есть два сценария: «цивилизованный» и «украинский». В первом случае Гуаидо (или кто бы ни стоял у руля) признает все международные обязательства, включая российские займы и активы, наводит минимальный порядок в экономике, так что «заливать ее кредитами» (включая наши) больше не придется. Вот только, учитывая, что за Гуаидо стоит Вашингтон, верится в это с трудом. Например, та же «Роснефть» находится под санкциями США. Белый дом вполне может объявить ее присутствие в Венесуэле «угрозой национальной безопасности», местные власти возьмут под козырек, подобно украинским националистам, объявят Россию «агрессором-оккупантом» - и готово.

5. Чем могут закончиться беспорядки?

В Латинской Америке во всех переворотах ключевую роль традиционно играла армия. И она сейчас - как раз за Мадуро. Поддерживает его и Конституционный суд, недавно объявивший Национальную Ассамблею во главе Гуаидо «нелегитимной».

С чем Венесуэла встретила 2019 год 

Почему 35-летний оппозиционер торопится с переворотом - понятно. Нацассамблея - это парламент, который избирается на 5 лет. Следующие выборы - уже в 2020 году, и победить на них вполне могут сторонники Мадуро, а Гуаидо тогда останется не у дел.

- Как президент Мадуро обладает полной легитимностью. Недовольство определенной части населения его политикой, конечно, есть, но без прямого вмешательства США и их союзников протесты не приняли бы столь массовый характер, - сказал нам доцент МГИМО Роман Райнхардт. - Думаю, в обозримом будущем венесуэльский кризис завершится победой Мадуро».

Это очень оптимистический прогноз.

Подруга как-то отметила – Жириновский разбирается в деньгах.

Если даже Жириновский говорит о военной поддержке Венесуэлы, он все равно говорит о доходах России.

Россия в Венесуэлу серьезно вложилась. Не нужно путать оружие, реализованное за 7 млрд. долларов, а также несколько сотен КАМАЗов, которые Россия продала за наш же кредит.

Это все равно наши деньги.

И еще, если Россия хочет сохранить влияние в американском континенте – нужно поддерживать Венесуэлу в военном плане.

И пишут, и пишут. Венесуэла так ошиблась, Венесуэла сяк ошиблась. Венесуэла не ошиблась – ей не дают вести бизнес, и разбогатеть США и Запад. Не нужно перекладывать экономическую несостоятельность США на Венесуэлу.

И не глупое сегодняшнее руководство Венесуэлы. Они дали возможность владеть Роснефти нефтяными богатствами Венесуэлы. Но взамен на это нужно защитить власть Мадуро и его сторонников – по сути защитить не только Мадуро, но и страну Венесуэлу. Защита для начала нужна военная. А впоследствии нужно будет ответить за экономику Венесуэлы. Помочь этой стране выжить под экономическими санкциями и развить экономику.

Вот взамен на эту услугу Роснефти предоставили: «Сейчас «Роснефти» принадлежат доли от 26 до 40% в пяти крупнейших нефтедобывающих компаниях Венесуэлы (объединены в госконцерн PDVSA» и «В качестве залога под один из российских кредитов Каракас передал нам 49,9% компании Citgo».

Но для того чтобы всем этим смочь воспользоваться нужно для начала защитить Венесуэлу в военном плане и помочь Мадуро навести порядок в стране (об этом у нас был пост).

А впоследствии в условиях санкций США нужно будет развить экономику Венесуэлы.

Только проделав все это, Россия сможет извлечь пользу из нефтяных богатств Венесуэлы. По сути нужно сделать страну Венесуэла, которая находится на американском континенте взамен на доступ к углеводородам Венесуэлы.

Углеводороды – это просто нефть. А тут страну нужно сделать. И после этого Мадуро не умеет вести бизнес?

Мадуро передал активы Citgo Роснефти, чтобы защититься от США, так как эти активы Венесуэлы находятся в Штатах. 

То, что предложил Мадуро - это умный и взаимовыгодный для России и Венесуэлы ход. Это доказывает, что Мадуро серьезный бизнесмен и сильный политик.

17 млрд. долларов в разрезе экономики России, для нашей страны больше, чем 70 млрд. долларов для Китая, вложенные в Венесуэлу. У Китая ВВП большой. Они и 70 млрд. долларов могут себе позволить.

А для России 17 млрд. долларов немалая сумма. Все же относительно.

На данный момент, чтобы защитить российские деньги и активы в Венесуэле, как и предлагает Жириновский, нужно поддержать Венесуэлу в военном плане.

Подруга полагает, что, либо в Венесуэле или на Кубе (на данный момент лучше в Венесуэле) нужно поставить военную базу России. Каждый раз гонять туда вооружения накладно. А так база будет стоять и защищать Венесуэлу, заодно Кубу и Боливию.

Заодно это будет ответом на ядерные планы США и на развертывание НАТО в Европе. Долг платежом красен – вы у нас под боком ставите вооружения, а мы – у вас.

Какие меры нужно предпринять после военной защиты – мы уже написали.

Параллельно нужно вводить контрсанкции относительно США и Запада. Без этого спокойно работать в Венесуэле, равно, как и на всем американском континенте – не дадут.

У мэтра был текст о Британии. Британия заключила с США договор об оснащении ядерными боеголовками кораблей Британии (договор Trident). Якобы для защиты от России. По сути, речь, скорее всего, об Арктике и богатствах этого края идет. 

Россия, если защитит Венесуэлу, это будет противовесом политике Евросоюза и Британии. Россия защищает Венесуэлу, а Британию Штаты могут взять на себя. США и Британия много и успешно сотрудничали, и сотрудничают против России — то Скрипалей потравят, то договор Trident заключат. Но всё это проблемы Британии с Брексит не решает. США наживаются на проблеме Британии, а также решают свои политические задачи.

В сухом остатке дела обстоят так. Сирия - это политическая акция (если войну можно назвать акцией). Россия действиями в Сирии удерживает свои позиции в мировом пространстве и возвращает уважение к нашей стране. Также Сирию еще восстанавливать придется. Но Сирию Россия уступить не может. Это точка опоры и наш престиж.

Венесуэла небедная страна. Если получится помочь удержать власть Мадуро, а также ввести контрсанкции, может быть, совместно с Венесуэлой получится заработать. 

Венесуэла — это тоже самое, что и Сирия, но с более экономическим уклоном. 

Подруга полагает, что Венесуэлу Россия также, как и Сирию, уступить не может. В этом случае мы уступаем наши экономические интересы Штатам.

Путина ругают оппоненты, а также неумело хвалят, заинтересованные в нем люди.

Сила Путина не в его уникальности, а в том, что он умеет находить людей для совместной работы.

За годы руководства Путина всякое было. 

Но Крым — наш, и Крымский мост стоит (хорошо бы ещё и Донбасс присоединить к России - там люди гибнут).

Ближний Восток и Сирию Россия не уступает. 

Это большое достижение.

Если Россия не уступит Венесуэлу и американский континент, это будет ещё одним успешным шагом Путина и его команды.

В этом случае оппонентам особо нечего будет предъявить Путину и тем, кто с ним работает. 

Можно будет сказать, что за годы управления Путин и его команда кардинальные вопросы для России решили.

Все посты в этом блоге - это комментарии к вопросам, поднятым тележурналистом Евгением Додолевым.

Comments for this post were locked by the author