irinsergev

Categories:

Дмитрий Медведев подвел итоги работы Правительства в 2018 году. Первая часть.

В Ютуб варианте проще смотреть поминутно выступление Медведева:

https://www.youtube.com/watch?v=S9Niod062DI

На портале Правительства, кроме видео, есть текстовый вариант выступления Д. Медведева:

http://government.ru/news/34971/ 

Мы посмотрели это видео.

Разные газеты по-разному интерпретируют выступление Медведева. Мы посмотрели сами выступление и пишем свое мнение.

Медведеве вначале дал оценку политическим событиям в стране, главное из которых – это выборы президента.

С этим трудно не согласиться.

Темп роста экономики в 2018 году – 1,7%. В сегодняшних реалиях – это нормальная цифра.

Также Медведев рассказал о планах повышения темпов роста экономики в последующие годы.

Этот год, сказал Медведев, Россия заканчивает с профицитом бюджета (превышение доходов над расходами). Это хорошо.

Еще плюсы – низкая инфляция. 

Медведев объяснил, правительство занималось таргетированием инфляции, что дало свои результаты.

В данной беседе участвовали журналисты, они задавали вопросы.

Пресса об участниках встречи пишет: "В программе «Разговор с Дмитрием Медведевым» приняли участие Сергей Брилев («Россия 1»), Петр Толстой («Первый канал»), Ирада Зейналова (НТВ), Илья Доронов (РБК), а также Ирита Минина, представляющая региональный канал «Томское время»".

Деньгами – а деньги где, где их взять особенно интересовалась Ирада Зейналова, грудь которой зазывно поглядывала на премьер-министра из выреза платья (это хорошо видно в видео начиная с 43 минуты 49 секунды – в данном отрезке Зейналова говорила о керченском стрелке, а о деньгах речь шла вначале разговора). 

Медведев объяснил откуда взяли деньги на нацпроекты (речь шла о 8 трлн. рублях, которые к 2024 году возрастут до 23 трлн.руб.). Деньги взяли из тех пунктов бюджета, откуда можно их безболезненно перенаправить на нацпроекты. 

Также повысили НДС до 20% с 2019 года. Эти средства тоже будут направлены на нацпроекты.

Эти средства будут направлены на 12 нацпроектов (дорого, жилье, медицина, образование, социальные расходы и др.) сказал Медведев.

Я задалась вопросом уж очень Зейналова интересуется деньгами. Её с этим вопросом кто-то направил к премьеру. Значит кто-то рассчитывает на деньги, направленные на нацпроекты. Хорошо бы эти нацпроекты не превратились в очередную деньгокачалку из бюджета в частные карманы. Подруга придерживается мнения, что деньги, направленные на нацпроекты нужно строго контролировать и требовать по ним отчётность.

К примеру, руководители этих нацпроектов будут отчитываться Правительству. А информация о расходах на нацпроекты и результатах работы по ним, будет озвучиваться на официальном сайте Правительства. Граждане России, а также журналисты могут изучить эту информацию.

Был разговор об иностранных инвестициях в Россию. Медведев сказал, что нужно рассчитывать на свои силы. 

Но инвесторы из США, Индии, Китая, Европы в России есть, добавил Медведев.

Мы с премьером согласны. Я полагаю, что другие страны инвестируют в экономику России, чтобы заработать на нашей стране. А России лучше зарабатывать самой на основе своих же инвестиций.

Что же касается экономики России в 90-х – она, действительно, была слабой. Но к этому привела политика руководства СССР, которая проводилась в течении 10-15 лет до 90-х. Мы сначала морально уступили свои достижения (СССР – отстой, за рубежом все прекрасно убеждали либерасты. Им никто не возразил). А впоследствии уступили экономику.

То, что Россия до 2014 года жила безбедно, конечно же, заслуга руководства и народа, который в эти годы работал.

Но основу для этого заложила команда Ельцина в течении 10 лет работы в 90-х. 

А вот то, что мы имеем после 2014 года – это уже полностью наша заслуга (руководства и народа).  

Медведев сказал, что сельское хозяйство в России развивается, дает результаты. Также премьер остановился на фармакологии:

«Сельское хозяйство, которое в 1990-е годы называли чёрной дырой, тем местом, куда нельзя инвестировать деньги, говорили, не надо нам самим себя кормить, мы всё сможем купить в других местах. Сейчас оно кормит всю нашу страну. Мы решили основные задачи по продовольственной безопасности и поставляем зерно, другие виды товаров на мировые рынки. Нашей стране самим небом, как принято говорить, предназначено кормить всю планету. И мы будем стараться это делать, потому что это хороший экспортный товар, не говоря уже о собственных возможностях.

То же самое касается развития отдельных отраслей промышленности. И это не только оборонка, которая у нас всегда была сильной. Посмотрите, какой скачок сделала фармацевтическая промышленность. Только потому, что появился спрос на лекарства. Появились деньги, которые направляются на эти цели, за счёт этого был простимулирован спрос и вложения в фармацевтическую промышленность. За последние годы фармакология, фармацевтика росли темпами от 15 до 25% в год. Это позволяет нам огромные задачи решать по снабжению людей лекарствами, которые продаются за рубли, которые не подвержены валютной конъюнктуре».

Хорошо бы качество российских лекарств было таким же, как при СССР, а также соответствовало зарубежным аналогам.

Премьер также сказал о пенсионной реформе: «Но всё-таки откорректирован возраст выхода на пенсию для женщин – сохранён разрыв в пять лет, сохранено большинство льгот и дополнительных возможностей для отдельных категорий льготников. Мы пошли на это, чтобы переход был гораздо более спокойным. Сохранён целый ряд позиций по длительному периоду работы, я имею в виду 37 и 42 года стажа. Сохранены позиции, которые касаются поддержки отдельных категорий граждан. Наконец, мы ввели правила, которые касаются дополнительного стимулирования или дополнительных выплат для жителей сельских населённых пунктов, которые длительное время трудились на селе. Всё это создало достаточно неплохую основу для продвижения этих решений.

Но это не значит, что не нужно думать о будущем. Я совсем недавно встречался с представителями организаций инвалидов, они говорят: хорошо бы подумать о том, чтобы мы не теряли часть заработка в случае, когда мы выходим на пенсию, но продолжаем работать. Это всё-таки особая категория людей. Для них труд, если хотите, подвиг. И я дал поручение этот вопрос проработать. Естественно, совершенствование законодательства должно продолжиться, но базовые условия одобрены, приняты и начинают действовать – с теми сроками, которые предусмотрены в законах».

Мы поддерживаем пенсионную реформу. Мы об этом уже писали.

Петр Толстой и Ирада Зейналова проводили идеи либерастов. Они приложили некоторые усилия, что принизить работу Правительства. А Правительство работает вместе с Президентом страны. Соответственно, эти журналисты принижали также результат работы руководителя страны:

«П.Толстой: Дмитрий Анатольевич, в продолжение разговора о доходах и тех претензиях, которые есть в общественном мнении к Правительству. В последнее время министры – Максим Топилин и Максим Орешкин – говорят о том, что беспрецедентный рост зарплат у граждан России, а граждане как-то этого не чувствуют. Нет улучшения финансовой ситуации, и по общему настроению скорее растёт число бедных. Президент говорил, что нам нужно бороться с бедностью. Есть запрос в обществе на социальное равенство, на то, чтобы не было людей, выключенных из современных процессов. Допустим, если человек живёт в маленьком городе, в деревне, он не должен себя чувствовать человеком второго сорта. Как Вы можете прокомментировать социальную сторону дела и недовольство людей тем, что Правительство говорит о высоких доходах, а доходов нет?

Д.Медведев: Я постараюсь это прокомментировать максимально объективно. Запрос на справедливость, на выравнивание условий жизни, на более высокие доходы и устранение бедности абсолютно правильный, и он может быть поддержан на всех политических уровнях. Что и было сделано в указе Президента и в наших правительственных документах. Я напомню, что перед нами стоит цель в два раза снизить бедность в нашей стране. Это не проценты, это конкретные люди и семьи. Причём мы понимаем, какие это люди. В основном от низких доходов, от бедности страдают люди, у которых большие семьи. Самое сложное положение, скажем прямо, у людей, у которых дети, а это наше будущее. Именно поэтому нужно обязательно эту ситуацию преодолеть. И естественно, мы будем концентрировать усилия на этом направлении. Но это не означает, что ничего не происходит или происходит деградация ситуации. Это было бы несправедливо.

О чём говорят мои коллеги-министры? Есть всё-таки достаточно строгая статистика на сей счёт. У нас долгое время из-за кризиса, из-за всякого рода ограничений, проблем доходы падали. В последние два года они перешли к росту. Это действительно объективные экономические цифры. Реальные располагаемые доходы населения, есть такой показатель, в этом году вырастут на 1,6%. А если говорить о росте реальных (подчеркиваю: не номинальных) заработных плат, то это 7,6%. Понятно, что хочется больше и иногда эти 7% – небольшая сумма, я всё прекрасно понимаю. Мы все, что называется, по земле ходим, понимаем, что одно дело – 7% на большие деньги, а другое дело – 7% на относительно скромную зарплату. Но рост есть, и это очень важно для экономики в целом и для конкретного человека в частности. Это означает, что мы переломили тренд на падение доходов. Это было самое страшное, самое опасное для страны, самое социально раскачивающее обстоятельство, самое нестабильное обстоятельство.

Поэтому, я считаю, в этом смысле министры говорят корректные вещи. Но этим не надо, что называется, упиваться. Наоборот, нужно сделать всё, чтобы этот рост был выше. Для того чтобы достигнуть планки – понижения этих цифр по бедности вдвое, нужно реализовать целый план. В настоящий момент этот план моими коллегами готовится. Я буквально вчера на эту тему разговаривал, в этом плане масса позиций: это и поддержка нуждающихся, и, естественно, продолжение курса на увеличение зарплаты отдельным категориям, что мы делали в предыдущий период.

П.Толстой: А многодетные?

Д.Медведев: Это поддержка многодетных семей. Есть разные идеи. Там есть идея, недавно ко мне коллеги приходили, говорят: давайте посмотрим, может быть, создадим единые, унифицированные правила по многодетным семьям, для того чтобы просто ими пользоваться было проще. Ситуация ведь очень пёстрая – вот ещё в чём проблема.

П.Толстой: У нас разные регионы с разной демографией…

Д.Медведев: Конечно, и с разным уровнем жизни. В некоторых регионах есть правила, где все льготы перечислены, а в некоторых регионах этого нет, они разбросаны где-то. Плюс есть федеральные льготы. То есть об этом тоже нужно подумать и всё это систематизировать. Здесь никаких сомнений нет.

П.Толстой: Было бы здорово в один закон объединить.

Д.Медведев: Кстати, это действительно идея, которая точно может обсуждаться.

Помимо поддержки отдельных категорий нуждающихся необходимо продолжить те программы, которые у нас уже есть и действительно себя хорошо зарекомендовали. Мы же приняли решение о продлении материнского капитала. Это всё-таки достаточно приличные деньги – 450 тыс. рублей, которые идут непосредственно на решение важнейших вопросов – жилья, медицины. И каждый раз при встречах с людьми (я совсем недавно приём проводил) возникает идея дать ещё какое-то направление на этот материнский капитал.

П.Толстой: Кстати, отличная идея по поводу домов за городом.

Д.Медведев: Да, абсолютно. Садовых, за городом. Давайте это сделаем. Почему нельзя просто сказать: «Куда хотите это направляйте»? Потому что мы понимаем, полным-полно всяких жуликов, которые будут этим пользоваться и у семей, особенно многодетных, эти деньги пытаться вытаскивать. Поэтому всё-таки мы основные направления сохраняем, но возможности расширяем. И так будет продолжено по всем направлениям поддержки нуждающихся.

Надеюсь, что в ближайшее время мои коллеги подготовят окончательный план по преодолению этого, скажем прямо, постыдного явления для нашей страны. Это действительно так. Это, наверное, главная наша проблема.

П.Толстой: Главное, чтобы Вас слышали ещё на местах – губернаторы, которые выделяют землю, дома…

Д.Медведев: Слышат. А тем, кто не слышит, поможем услышать».

То есть на вопрос Толстого Медведев ответил. Но Толстой его с этим вопросом не смог утопить. Медведев с Толстым, кроме повышения зарплат, обсудили уже много других вопросов. И тут «проснулась» Зейналова – видимо, им с Толстым один и тот же источник дал задание принизить результаты работы Правительства:

«И.Зейналова: А что за беспрецедентный рост зарплат, о чём говорят министры?

Д.Медведев: Они говорят вот о чём. Я не знаю, использовался ли термин «беспрецедентный», нужно аккуратнее быть в определениях...

П.Толстой: Максим Топилин сказал.

Д.Медведев: Но если говорить о цифрах, то по сравнению с тем, что у нас было несколько лет назад, это действительно рост, потому что у нас доходы падали, а сейчас растут. Если сравнить со многими странами, реальные доходы у нас растут быстрее. Но вопрос ведь ещё не в этом, а в другом. Люди-то о чём говорят: может быть, они и растут…

П.Толстой: Упали, а потом чуть-чуть подросли.

Д.Медведев: Да, а потом начали расти. Это первое. И второе – ещё и вопрос объёма доходов. Потому что у нас даже более высокие темпы роста доходов по отношению к той базе, которая есть, – это не такие доходы, которые нам всем нужны. Именно поэтому задача роста доходов и преодоления бедности остаётся очень актуальной».

Толстой движением показал «Упали, а потом чуть-чуть подросли» - то есть визуально принизил работу Правительства (это хорошо видно с 29 минуты 24 секунды). 

Насчет выгорания доктора трудно сказать. Е. Додолеву давали интервью именитые доктора в возрасте, у них выгорания не наблюдалось. Если человек честно работает, и не использует свой талант и умения всуе, он ни в одной области применения человеческих сил не должен выгорать.

Медведев говорил об обучении узких специалистов. Мы полагаем, если узкий специалист грамотный, не нужно спешить его отправлять на пенсию. Пока обучаются и набираются опыта молодые врачи узких специализаций, пусть работают опытные пенсионеры. Им не нужно уже растить детей. Опыт работы у них есть. Они могут принести пользу своей работой. 

Насчет частных клиник. Многие доктора работают, как в государственной медицинской сфере, так и в частных клиниках.

Как и сказал премьер-министр, это нормально, люди работают, как им удобно.

Дальше речь шла об электронной истории болезни, о ценах на лекарства:

Цитата: «Не грозит никакой дефицит лекарств. Всё будет нормально, и никакого повышения цен не предполагается. Этого не будет. За ценами мы следим.

Назову несколько ключевых вещей. У нас система, связанная с выделением, продажей лекарств, состоит из обычных лекарств и льготных. На поддержку льготников, тех, кто получает льготные лекарства, в этом году направляется приблизительно 150 млрд рублей в регионы. Это большие деньги на самом деле. Но на этом ничего не останавливается. В следующем году мы добавим ещё 15 млрд в эту систему, чтобы она была защищена от всяких ценовых скачков, от каких-то проблем, которые могут возникнуть. Это первое.

Второе. У нас есть препараты, которые обозначают аббревиатурой ЖНВЛП, что означает «жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты». Их сейчас 699. В следующем году мы добавим ещё 36. Итого будет 735. Это практически всё, что необходимо для того, чтобы важнейшие проблемы, связанные со здоровьем, закрывать, решать. Этот перечень уточняется, и он является защищённым и по деньгам, и по параметрам. В этом смысле всё должно быть абсолютно спокойно.

Третье, о чём я уже начал говорить. Наша фармацевтика развивается. В перечне жизненно необходимых препаратов уже сейчас 60% наименований – наши лекарства. И это очень хорошо, потому что у нас всё-таки, надо признать, неплохой контроль качества. Эти лекарства уже и производятся, и продаются за рубли. Когда мы покупаем лекарства за границей, они в любом случае связаны с валютной конъюнктурой, они могут скакнуть в цене. А сейчас 60% – это уже рублёвые лекарства. По стоимости пока, правда, это 35–40%, но мы будем эти параметры выравнивать. Это тоже важнейшее направление.

И наконец, маркировка. Нам нужно просто понять, что с лекарствами происходит. Чтобы не было фальсификатов, не было злоупотреблений. Чтобы просроченные лекарства не продавались. Поэтому здесь не нужно накачивать проблему – некоторые, кстати, компании-поставщики этим занимаются, – это всё делается в интересах отдельных граждан. В интересах тех, кто лекарства покупает. Чтобы человек мог понять, нормальное ли это лекарство, просто по коду, которое на этом лекарстве есть. И какой путь оно прошло, откуда оно пришло. Естественно, его составляющие. Поэтому это всё делается для развития лекарственного рынка и для того, чтобы поддержать людей. И я уверен, что эти затраты на маркировку будут совсем небольшими».

Далее И. Зейналова спросила о керченском стрелке (конечно, с либерастическим уклоном):

«И.Зейналова: Дмитрий Анатольевич, я хотела не про деньги у вас спросить. Тема, которая лично меня потрясла, это скорее стык образования и здравоохранения. Мы все вдруг в этом году оказались в жуткой совершенно реальности, когда подростки с оружием угрожают в школах. Мы все видели керченский расстрел – трагедия. Я уже даже в эфире стараюсь лишний раз об этом не напомнить, чтобы не спровоцировать кого-то, у кого уже этот нарыв в голове созрел. До этого мы боролись с «синими китами»: законы, блокировки и тому подобное. Теперь – «колумбайны». Это что? Это же психологическое здоровье нации. Жизни детей, которые оказываются под угрозой. Каких-либо рецептов ни у кого, я понимаю, нет. В Америке расстрелы, может быть, каждую неделю, но нас не касается Америка. Мы за своих детей боимся. Что делать?».

С одной стороны, как же США нас не касается, если тенденция идет от них. Очень даже касается. Нужно перекрыть распространение таких настроений среди подростков. Это работа ФСБ, а также служб, которые прослеживают контакты и сообщества в интернете, мессенджерах. Еще нужно контролировать контакты подростков оффлайн. Для этого есть ФСБ, школа. 

Контроль контактов и настроений подростков – это важно.

Если есть подозрительные контакты и тенденции – нужно их пресекать совместными усилиями ФСБ, школы, родителей. 

Также премьер сказал, что воспитанием детей и подростков сообща должны заниматься семья и школа. Мы с этим согласны. 

Далее речь шла об образовании, цифровой экономике, о рабочих местах. На все вопросы Медведев подробно ответил. 

«И.Доронов: Ещё вопрос о решениях Правительства. Методология соглашения с нефтяными компаниями – нерыночная. План Белоусова – наверное, рыночным тоже назвать нельзя. Мы уходим от рыночной экономики и переходим к ручному управлению? Или что у нас происходит?

Д.Медведев: Никуда мы, конечно, не уходим, экономика у нас рыночная, открытая, действует в соответствии с известными принципами, в том числе с либеральными, ничего здесь не меняется. Но очевидно, что мы обязаны следить за тем, что происходит. Обязанность государства – в некоторых ситуациях вмешиваться в те процессы, которые идут.

Вы упомянули нефтянку. Долгое время ничего не происходило, несмотря на то что цены на нефть были в движении и целый ряд других процессов шёл. Но за последний период за счёт роста цен на нефть наши нефтяные компании посчитали себя обиженными. Они пришли и говорят: мы не получаем на внутреннем рынке столько, сколько рассчитывали получать. А им кто-то это обещал? И дело не только в этом. Может, они и не получают того, на что рассчитывали, но что для нас важнее? Чтобы нефтяные компании обязательно заработали, сколько они планируют, или чтобы люди могли расплачиваться за бензин, те, у которых ещё и денег совсем немного? Поэтому, скажем прямо, мы вынуждены были надавить на нефтяников. Заставить их подписать эти соглашения. Считаю, что мы поступили правильно.

Будем смотреть, что будет происходить дальше. Если удастся эту ситуацию держать – я надеюсь именно на это, потому что есть соглашение, определённые параметры, изменение акцизной политики и некоторые другие решения, которые мы принимаем в интересах в том числе и поддержки нефтяной отрасли, потому что эта отрасль важна, она кормит в значительной степени экономику, – если всё будет стабильно, ничего трогать не будем. Если ситуация выйдет из-под контроля, я ещё раз могу об этом сказать, придётся принять совсем непопулярные среди нефтяников решения, включая введение так называемых заградительных пошлин на экспорт. Надеюсь, что до этого не дойдёт».

Рынок рынком, но экономика должна быть планируемой и рынок контролируемым, что, собственно, Правительство и делает.

Насчет нефтяников, мы писали об этом пост в поддержку Правительства, так как знаем вопрос изнутри.

В результате вопрос был решен. 

Далее речь шла о дедолларизации. Медведев сказал, что пользоваться долларом никто не запрещает. Но Россия будет поступать в интересах национальной валюты, с чем мы согласны.

Ирада Зейналова, как представитель либерастов (люди, продающие родину, ради своего кармана), утверждает, что не нужно вводить контрсанкции. А также Зейналова заставляет оправдываться премьера за санкции, введенные против Украины. Ай да, Зейналова: оправдываться перед Украиной и не вводить контрсанкции – это даже для либерастов уже слишком:

Цитата: «И.Зейналова: Дмитрий Анатольевич, мы несколько раз возвращались к мысли о том, что санкции не инструмент решения проблем. По крайней мере это российская позиция в отношении западных санкций. Ваше Правительство вводит санкции против Украины. Какова их цель, если они не решают проблем? Насколько они будут долгосрочными? И что у нас вообще с Украиной?

Д.Медведев: Я не знаю, сколько будут действовать эти санкции. И хотел бы ещё раз специально сказать, что эти санкции на основании указа Президента и решения, которое я подписал, правительственного решения, конечно, вводились не в отношении украинского народа и даже не в отношении украинской экономики, а в отношении тех, кто скомпрометировал себя, тех, кто вредит нашей стране. Как долго они будут действовать, мы не знаем. Мы не хотим никаких санкционных противостояний. Но, как известно, эту санкционную историю опять же не мы начинали. Они ввели санкции, они начали нас ограничивать, и результат не преминул сказаться. Наш торговый оборот с ними упал.

Тем не менее хочу отметить, что, несмотря на все потуги украинских властей каким-то образом ограничить развитие экономических связей с нашей страной, сделать это непросто. Они всё время говорят: мы не будем больше работать, торговать с Россией. Россия остаётся важнейшим торговым контрагентом Украины. Потому что экспорт – 15%, импорт – 9%. Мы крупнейший торговый партнёр Украины. Мы для них крупнейший торговый партнёр. Украина для нас не крупнейший торговый партнёр. У нас приблизительно 2–2,3% от общего торгового оборота приходится на Украину. Это очень мало. Было больше. Но для Украины мы остаёмся крупнейшим торговым партнёром. Что любопытно (мне недавно рассказывали мои украинские знакомые), они с Евросоюзом начали активно продвигать партнёрство и так далее, а объём торгового сотрудничества с Европейским союзом за годы продвижения партнёрства практически не изменился. Это вот реальный результат.

Сколько это будет действовать, я не знаю. Количество подсанкционных лиц, естественно, может меняться. Сейчас, по-моему, 368 физических лиц и порядка 70 компаний. Мы не заинтересованы в том, чтобы это противостояние было бесконечным. Но если их ограничения будут сохраняться, естественно, мы свои ограничения сохраним. А то, что это чувствительно для целого ряда представителей украинского бизнеса и политиков, которые иногда даже продолжают хранить деньги на российских счетах, – это мы знаем точно».

Все посты в этом блоге - это комментарии к вопросам, поднятым тележурналистом Евгением Додолевым.

Comments for this post were locked by the author