irinsergev

Categories:

Реновация в Москве, регионах и изменения в Градостроительном кодексе. Телевидение.

Мне скинули ссылку на программу «Отражение» телеканала ОТР:

https://otr-online.ru/programmy/segodnya-v-rossii/irina-irbitskaya-i-yuriy-ehin-ob-uproshchenii-procedury-izyatiya-zemli-u-vladelcev-34574.html

В видео обсуждается очень серьезная проблемы – мегаполисы, программа «Реновация», насколько учитываются интересы народа при данной программе. В программу приглашены специалисты в обсуждаемой области (Ирина Ирбитская - соорганизатор международного проекта «Доктор городов», архитектор, городской планировщик; Юрий Эхин - эксперт по жилищной политике, член Союза архитекторов России), а также есть звонки от граждан России.

К видео приложен текстовый вариант передачи:

Цитата: «Петр Кузнецов: К большой теме этого дня, да. Госдума приняла в первом чтении законопроект, который упрощает изъятия земли и расширяет возможности местных органов самоуправления по всей стране. Раньше поводом для такого решения были только государственные нужды, но вот теперь еще, получается, и комплексное развитие территории так называемое.

Петр Кузнецов: Очень спорная и расплывчатая терминология.

Ольга Арсланова: Но депутаты утверждают, что этот закон никоим образом не нарушит права собственников, потому что цели и задачи у этого документа совершенно другие. Давайте послушаем.

Владимир Ресин, депутат Государственной Думы РФ: «Все это делается для комплексного развития территорий. Все это делается для того, чтобы город развивался, чтобы территория была самообеспеченной. Никакого отношения этот закон не имеет и никакой возможности для пересмотра приватизации не дает».

Петр Кузнецов: Что же это все значит? Есть ли у собственников реальные поводы для опасений? Давайте разбираться. Но сначала послушаем нашего дневного эксперта – у нас в студии был Илья Заливухин, градостроитель.

Илья Заливухин, архитектор-градостроитель: «Мы приватизировали квартиры, а на самом деле это ничего не значит. Нужно, чтобы у вас была земля под этими квартирами, под этими домами, чтобы вот в этих кварталах, микрорайонах земля была четко размежевана – так, чтобы вы могли сами, по сути даже своими силами, кредитами, какими-то строительными компаниями развивать свой участок в городе. То есть землю надо вернуть народу».

Землю – народу, с этим мы согласны. 

Получается, если владельцу приватизированной квартиры не принадлежит земля под его домом, чем же он владеет?

Эдак любой желающий может снести дом, а жильцов расселить куда хочет.

Тогда какая же это приватизация и владение собственностью?

Цитата: «Ольга Арсланова: И просим наших зрителей, как всегда, принимать участие в нашей программе. Звоните в прямой эфир, пишите SMS, задавайте вопросы нашим гостям.

Давайте разберемся с той законодательной базой, которая уже сегодня существует и, в общем-то, довольно многое позволяет. Почему сейчас принимается решение ее доработать?

Юрий Эхин: Я хотел бы начать с того, чтобы объяснить, о каком законопроекте идет речь. Это очередное, 98-е по счету внесение изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации.

Петр Кузнецов: В котором и так ничего не понятно. Ну правда!

Юрий Эхин: За 14 лет в среднем раз в полтора месяца вносился новый законопроект, который изменял Градостроительный кодекс, и изменял, к сожалению, в худшую сторону. Дело в том, что в самом начале Градостроительный кодекс был разработан без участия специалистов-градостроителей, и все дальнейшие изменения, которые вносились, тоже проходили мимо нас. Больше того, от нашего участия, хотя мы проявляли инициативу и желание, все-таки это наша профессия, отказывались всеми возможными способами. То же самое ожидает сейчас новый законопроект.

Так вот, новые, эти самые 98-е изменения, они действительно предполагают, насколько я успел познакомиться, ускоренную процедуру изъятия земельных участков. Ну, прежде всего речь может идти о жилье, о земельных участках под многоквартирными жилыми домами, а также под промышленными предприятиями, которое в свое время, в 90-е и еще больше в 2000-е годы, были закрыты.

Таким образом, делается упор на повышение количества вводимого жилья, но при этом жители существующих домов теряют в комфорте, ни о каком комплексном развитии территорий, о чем сказал господин Ресин, на мой взгляд, речи идти не может. Тем более этот термин не определен законодательно. Об этом мы можем говорить, как специалисты. Мы знаем, что такое комплексное развитие территорий, и мы с этим живем, извините, много десятилетий уже. А там какая-то инициатива, которая скорее наводит тень на плетень.

И дальше речь идет об уничтожении, по сути дела, промышленных предприятий, как это происходит в Москве, например. Территория ЗИЛа застраивается, ЗИЛа уже нет. Территория завода «Серп и молот» застраивается, скоро его тоже не будет. А дальше на очереди другие крупные или крупнейшие предприятия. И таким образом, города, в которых будет увеличиваться количество жителей, перестанут иметь промышленность, не будет рабочих мест.

При этом самое интересное, что люди, которые проявляют такие инициативы (а это на самом деле длинная цепочка людей), они, как правило, ссылаются на объяснения с точки зрения экономики: «Дескать, современная экономика развивается таким образом, что наивысшие показатели достигаются в крупных и крупнейших городах, и поэтому давайте мы будем стягивать людей сюда». Господин Собянин нам говорил, что хочет сделать из Москвы 30-миллионный город, хотя сейчас 12,5 миллиона, и это уже крупнейший мегаполис Европы.

Так вот, сталкиваются противоположные вещи, из которых следует, что лукавят как минимум, потому что население увеличивают, а промышленность уничтожают. И никакого выхода в смысле их объяснений не происходит. Это, к сожалению, горькая правда.

Юрий Эхин: Можем сразу прогнозировать, что из этого следует.

Петр Кузнецов: Вы имеете в виду – что дадут эти изменения в случае принятия?

Юрий Эхин: Я имею в виду то, что вот эти изменения закона – это только часть событий, которые происходят. Вот эта тенденция прослеживается как минимум. Несколько лет тому назад (не помню точно) были внесены изменения в закон «О приватизации жилищного фонда», где было убрано положение, которое было раньше: при приватизации квартиры одновременно собственник получал право на часть земельного участка.

Петр Кузнецов: Вот!

Юрий Эхин: Вот это положение было ликвидировано. Дальше – московский закон о реновации. Там нигде не написано, что в новостройках, которые будут построены по программе реновации, жителям достается земельный участок. Таким образом, жители получают только право на жилое помещение, а дом стоит на земельном участке, который принадлежит Фонду реновации. И, согласно Гражданскому кодексу, собственник земли имеет право в любой момент снести это строение, не спрашивая уже жителей, которые поселились с радостью в новые квартиры.

Дальше будем перечислять. Закон о реновации уже в целом по стране, который в пятницу будет рассматриваться в первом чтении в Государственной Думе.

Ольга Арсланова: Ну, вы имеете в виду – в других регионах?

Юрий Эхин: Да, в других регионах. Закон о реновации в других регионах – там тоже нет положения, которое бы говорило о том, что земля под домами будет принадлежать жителям. Опять действует Гражданский кодекс.

Ну и наконец – вот эти изменения в Градостроительный кодекс, о которых мы сейчас говорим. Они как бы подводят черту и дополняют все вот эти ранее принятые законы, которые обрисовывают тенденцию, которая идет: власти под давлением бизнеса или сами по себе (это тема для разговора), они делают все для того, чтобы облегчить строительство, чтобы собрать как можно больше населения из сел, из малых городов в крупные города, таким образом, чтобы развивалась только так называемая агломерация на базе… Ну, называют разное количество. Примерно 11 или 12 крупных городов».

Получается новые изменения в Градостроительном кодексе разрешают отнимать жилье и площади земель под этими зданиями у жильцов домов.

Цитата: «Ольга Арсланова: Давайте как раз вспомним о громкой истории…

Петр Кузнецов: Уже на пятнадцатой минуте нашей беседы прозвучало слово «реновация». У нас как раз есть материал о своеобразной реновации. Дело в том, что в столичном районе Кунцево несколько месяцев уже продолжается конфликт из-за здания, которое еще даже не построено. Во дворе между пятиэтажками хотят возвести 26-этажную башню.

Ольга Арсланова: Да, так начинается реконструкция двух кварталов района. В Кунцево планируют снести 37 пятиэтажек и построить на их месте новые дома. У застройщика – группы компаний «ПИК» – уже есть все необходимые документы. Вот только строительство хотят начать раньше сноса, да еще и в считаных метрах от пятиэтажек. Жители домов стройку под своими окнами видеть, конечно, не хотят. А главное – они не понимают, почему их кирпичные дома должны пойти под снос. По словам жильцов, они даже не признаны аварийными.

Петр Кузнецов: На прошлой неделе жители разбили во дворе палаточный лагерь, чтобы туда не смогла заехать строительная техника. Примерно так это выглядело. Полиция снесла лагерь и задержала нескольких активистов. Ну а в понедельник строительную площадку оградили забором. Сейчас работы там не ведутся, их приостановили до завтрашнего дня. А завтра коллективный иск жителей Кунцево рассмотрит Верховный Суд. Получается, что закон-то уже начинает работать с новыми изменениями.

Ирина Ирбитская: Вообще какая базовая ценность у граждан России? Первое – это собственность. Второе – это работа. С работой у нас, с рабочими местами… Я тут поддержу Юрия. Я считаю, что вот эта мода… Знаете, у нас постиндустриальное развитие, но у нас страна с индустриальной культурой. Ее нельзя вот так просто выкинуть. Это не означает, что давайте тут дымить трубами, в городе, и так далее. Есть экологически чистые виды производства, есть технологии, которые позволяют осуществлять это. Но индустрию нельзя убирать. Это не означает, что постиндустриальное все убрать, сервисы и так далее. Ну, это в две стороны развитие.

То есть – рабочие места. Вот спросите у заммэра по градостроительной политике: «Какие вы знаете виды рабочих мест?» И знаете, что он вам ответит? «Стройка и офисы».

Ирина Ирбитская: Ну да. Он других не знает. А, еще магазины.

Ирина Ирбитская: Вот идите, москвичи с высшим образованием, на стройку, в офисы и в магазины. То есть их уже как бы нет. У нас вообще страна в рейтингах: одна из самых верхних строчек по количеству людей с высшим образованием, и самая низкая строчка по высококвалифицированным рабочим местам.

Ольга Арсланова: Хотя казалось бы…

Ирина Ирбитская: В Москве – в том числе. То есть значительная часть людей себя не реализует – ни в Москве, ни в стране.

То есть вот эта базовая ценность сейчас не реализована. А сейчас пытаются отнять вторую базовую ценность. Ну, ребята, когда вы волка загоняете в угол – что он начинает делать? Вот очень не хотелось бы, чтобы произошла ситуация – граждане, загнанные в угол. Никто не хочет этого».

Судя по обсуждению Москва только строит новые здания и собирает население, но не развивает производство. Не дает людям высококлассные рабочие места. Собственно, вообще рабочие места.

Цитата: «Ольга Арсланова: Представим себе какую-нибудь европейскую страну, где нужно реновации по-европейски, условно, провести. Вот такая ситуация как бы разрешалась, когда нужно действительно снести или реновировать определенный квартал, и при этом есть интересы жителей? Как свои интересы отстаивали бы жители? На какой законодательной базе это бы все строилось? Как это в цивилизованном мире происходит?

Юрий Эхин: Европа прошла по этому пути еще в 90-е годы. Берлин – тому прекрасный пример, когда в центре Берлина были реновированы, реконструированы и обновлены пятиэтажки без их сноса.

Ольга Арсланова: Периода ГДР еще, да.

Юрий Эхин: Ну, пятиэтажки все периода ГДР. Дело в том, что когда стала ФРГ, то они вообще запретили строительство панельных железобетонных зданий, поскольку этот тип зданий морально и физически устаревший, это уже вообще прошлый век. И то, что сейчас, скажем, Ресин и не только он, а и московские власти предлагают продолжать строить панельные железобетонные дома – это, вообще говоря, такой шаг в прошлое. При этом они говорят, что это новые панели, но мы-то как специалисты понимаем, что как панель ни делай, но все равно она панель.

И в этом смысле власти и жители Европы находят общий язык. Там каким-то образом… Вот Ирина привела прекрасную схему, как можно заинтересовать жителей.

Петр Кузнецов: Начнем с того, что им показывают план наверняка и объясняют, почему здесь должно что-то появиться.

Ольга Арсланова: Общественные слушания реальные наверняка проходят.

Юрий Эхин: Это так, это так, да. Градостроительство – вообще непростой процесс, там много этапов. Но прежде всего, конечно, проект планировки. Людям объясняют, что будет на их месте, где они будут жить, на каких условиях они переедут. И их заинтересовывают.

Петр Кузнецов: Что они получат.

Юрий Эхин: Что получат. И таким образом проблема решается. То же самое, кстати, у нас было в Москве в период, когда был мэр Лужков. Я не трогаю персону, разные мнения, но такое было.

Петр Кузнецов: Вы имеете в виду первый этап реновации?

Юрий Эхин: Да, я имею в виду снос пятиэтажек первой волны индустриального домостроения, действительно первой волны. Это те пятиэтажки, которые действительно надо было сносить, поскольку они были рассчитаны на 25 лет, а простояли 50. Ну, их надо было сносить».

Судя по сюжету, программа Реновация в Москве в необходимых случаях была в свое время реализована. Но это была необходимая Реновация.

Цитата: «Юрий Эхин: С остальными пятиэтажками другая история – они были рассчитаны на 100 лет (панельные) и 150 (кирпичные и блочные дома). И они свой срок отслужат, поскольку в советские годы нормативы прочности превышали пятикратно расчетные. Там была заложена и низкая квалифицированная сила, и ошибки какие-то в проектах, и некачественные материалы, бетон. И поэтому эти дома стоят, и они будут стоять еще очень долго. К сожалению, этим не могут похвалиться современные дома».

Кстати говоря, вот пример Кунцево, который вы привели, – я хочу заметить, что это не совсем реновация. Дело в том, что это так называемый инвестиционный контракт, начало которому было положено, кстати, при господине Ресине, когда он возглавлял, был заместителем мэра. И там группе компаний «ПИК», согласно Градостроительному кодексу, было дано право на так называемое комплексное развитие территорий, застроенных территорий.

Но сводится это к тому, что они сделали то, что хотят сделать, и ставят жителей перед фактом довольно грубо. И, к большому сожалению, власти, на мой взгляд, этот процесс поддерживают – и таким образом, действительно, стимулируют протесты и хотят в каком-то смысле сломать жителей, что называется, через колено, не объясняя ничего и не считаясь с их интересами.

Прозвучала фраза о том, что их дома далеки от ветхих. Я вообще считаю, что это грубое преувеличение. Ресурс этих домов максимум на 20–30% только исчерпан, а 70% еще будут служить и служить. И вообще кирпичные дома служат и 300 лет, и 400 лет, если за ними надлежащим образом следить. И это комфортная по масштабности среда, которая была построена после войны, в 60-е годы и даже в 70-е более или менее, она сейчас ломается, и ломается в сторону уплотнения жилой застройки и повышения ее высотности в разы. И в этом смысле никакого комфорта для жителей быть не может. Потому что еще в 70-е годы прошлого века архитекторы всего мира пришли к однозначному выводу, что в многоэтажных домах нет ничего, кроме выгоды девелоперам и банкирам, а у нас еще, надо добавить, кроме выгоды чиновникам, которые как-то к этому процессы причастны».

Но новая программа Реновация не так чтобы и нужна. Раз сносимые здания простоят еще долго.

Цитата: «Ольга Арсланова: Нам, кстати, жители Кунцево пишут, называют все, что произошло, «рейдерским захватом, а реновацией». «Полиция разгоняла, чоповцы охраняли», – подписался житель дома 18/1.

Петр Кузнецов: Иваново на связи у нас, Владимир. Здравствуйте, Владимир.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Зритель: Алло.

Ольга Арсланова: Да, слушаем вас.

Петр Кузнецов: Какая у вас история? Что у вас случилось?

Зритель: У нас в Иванове история уже длится восемь лет. Около наших домов на улице Парижской коммуны в 14 метрах от домов строят заправку. За взятки тут уже посадили главу города, двух заместителей города посадили, уже пять судов прошло. Два суда мы выиграли. Сейчас уже непонятно опять. В общем-то, чиновники что хотят, то и творят. Ну, что толку? Посадили главу города, дали четыре года, другому дали восемь, другому – четыре года. Он уже выходит скоро. А те чиновники остались на местах. И все это наплодил господин Мень, который потом министром строительства стал и там начудил сейчас. Мы до сих пор чихаем после него. Вот и все. Все от чиновников зависит. Одно жулье кругом!

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо, Владимир. Скажите, пожалуйста, а вот сейчас что защищает владельца земли от волюнтаризма чиновников? Что его может защитить?

Юрий Эхин: Ну, пока не приняты вот эти поправки, о которых мы начали говорить, есть все-таки законодательная защита. Как правило, основная защита – это право собственности, оформленное, ну, внесенное в кадастр, право собственности жителей на земельный участок. Каждому жилому дому с момента его строительства (это в советские годы) был выделен земельный участок, и довольно крупный. Средний размер этого земельного участка примерно равен общей площади жилого дома. Скажем, если пятиэтажка – 4 тысячи квадратных метров, то земельный участок у этой пятиэтажки – тоже примерно 4 тысячи квадратных метров.

Далее, уже в новейшее время, была проведена кампания межевания. Город Москва за свой счет выполнил проекты межевания территорий, где странным образом (я был тому живым свидетелем и даже удалось отстоять на самом деле некоторые вещи) просто урезали земельный участок в два раза, в три раза, а иногда и по подошву, действительно, вот просто отмостка и жилой дом. А это все – нарушения. Это все – изъятие собственности.

На самом деле это где-то, на мой взгляд, имеет признаки мошенничества, поскольку людей обманывают, говорят: «А вот у нас есть какая-то градостроительная заинтересованность», – и отбирают земельный участок. Вот таким образом межевание было проведено по всей Москве. И это на самом деле было первым шагом, который вел к тому, что мы видим в процессе реновации. И теперь уже изменения в Градостроительный кодекс, которое еще более развяжут руки людям, которые хотят изъять эту собственность у жителей.

Таким образом, Владимир Ресин, который отстаивает и говорит, что это на общее благо и ни о каком пересмотре итогов приватизации не идет речи, он как минимум лукавит. Конечно, жители, основным достоинством которых является жилье, основным достоянием (единственное, что получили от приватизации – это собственно жилье свое), они этого права сейчас лишаются. И это, на мой взгляд, объективная картина.

…Юрий Эхин: Если женщина недовольна, она может это оспорить в суде. По крайней мере, сейчас такое законное право у нее есть. Другое дело, что индивидуальных застройщиков это сейчас коснется в меньшей мере. Разве что только ближайшее какое-то Подмосковье в виде исключения действительно там будут сносить. И есть уже компании, которые распространяются и на садовые некоммерческие товарищества, где тоже есть тенденция к тому, что каким-то образом власти скрывают документы, которые существовали на землю у этих садовых товариществ, и потом изымают в свою пользу, и на этом месте дают разрешение на строительство многоквартирных домов.

Вообще говоря, то, о чем сказала Ирина, что на втором месте после нефти и газа самый доходный – это бизнес строительный, это вообще очень интересная история, которую, на мой взгляд, тоже имеет смысл рассмотреть. Не поняв, почему так сложилось, мы не поймем истинных причин происходящего.

Я пару лет назад с большим вниманием прочитал заключение экспертов ООН, которые провели анализ не только по России, а по ряду стран мира, и пришли к однозначному выводу, что политика властей, в частности, России, направленная на развитие только жилищного сектора экономики, она тяжелым бременем ложится на развитие страны. И объяснили механизм, почему или как это происходит.

Дело в том, что банки, которые финансируют жилье, они все свои свободные средства вкладывают в недвижимость. И при этом нет средств на то, чтобы финансировать промышленность. И таким образом искусственно созданная ситуация с повышенным спросом на жилье (а это искусственно созданная ситуация, потому что количество населения в стране падает), и вдруг каким-то образом получается, что в городах повышенный спрос. Здесь проявляется та самая тенденция, о которой я уже говорил – из малых городов, из сел хотят стянуть население в столицу, и таким образом подпитывают рынок недвижимости, цены на недвижимость становятся высокими, банкам выгодно финансировать недвижимость. Тем более, сейчас отменили закон о долевом строительстве, и банки напрямую будут финансировать стройку и таким образом получать гарантированные прибыли в виде высоких процентов на длительный срок. Это очень устойчивый источник доходов именно для банков.

И мы понимаем экономический механизм, который имеет место. Но это тоже не дно, что называется, проблемы или не высшая ее точка, если по-другому посмотреть. Дело в том, что хочется понять, почему же все-таки таким образом власти выстраивают, что недвижимость становится высокодоходной. Мы имеем в мире другие примеры, например, Швеция, которая 90% собственного жилья, новостроек за последние 40 лет построила только за счет бюджета. И это самая оптимальная система финансирования жилья, обеспечение жильем населения, которая только существует. Ее приводят в качестве примера по всему миру. А у нас, наоборот, государство устраняется от финансирования. И все время речь идет о том, что должны прийти какие-то инвесторы, должны финансировать банки. И таким образом искусно раздувается ажиотаж, который приводит к таким последствиям».

Получается строительство большой бизнес. И на нем зарабатывают даже в ущерб интересам страны.

Цитата: «Ольга Арсланова: Спасибо большое. С другой стороны, видите, уже жители учатся объединяться, понимая, что есть определенные проблемы с судебной ветвью в нашей стране, судиться, добиваться своего. Есть в этом какой-то смысл? Как скоро мы увидим результат? Как скоро этих людей начнут слышать, как вам кажется?

Юрий Эхин: Это зависит от количества. Как только количество перейдет определенную норму, их сразу услышат. Другое дело, что люди, надо говорить правду, надломлены этими переменами в 1990-2000-е годы. И далеко не каждый хочет воевать. Очень высокая смертность среди мужского населения. Цифры, которые называют, ужасны по своей сути.

Ольга Арсланова: Тратить время на это…

Юрий Эхин: Тратить время и силы не каждый может. Я бы хотел сказать вот о чем, без чего, на мой взгляд, проблема или обсуждение этой темы не будет полными. Мы как-то с коллегами проанализировали, какой же все-таки будет результат от этого процесса, который складывается. Я имею в виду сам процесс укрупнения городов, стягивания жителей, уплотнения застройки в городах. И пришли к однозначному выводу, что есть по сути только одно объяснение этому. Назвать его разумным я, правда, не могу. Но объяснение таково, что некто хочет оголить территорию. А если территория не заселена, то она становится легкой добычей. Таким образом, становится вопрос о государственной безопасности, не больше, не меньше. И это уже совсем другой масштаб. Плюс в свете происходящих событий (я имею в виду давления на Россию, мы об этом знаем, каждый день слышим из телевидения, что страны НАТО и так далее) Россия под давлением.

Возникает вопрос еще и обороноспособности. Я довольно давно заканчивал вуз. И нас еще студентами учили думать о безопасности градостроительства. И в этом смысле крупные города являются лакомым кусочком, отличной мишенью для нанесения, извините, военного удара. Просто как человек, думающий комплексно, я не могу об этом не сказать. Мои коллеги тоже об этом говорят. И в этом смысле то, что недавно англичане разрабатывали и публично говорили о том, что они готовы нанести удар по инфраструктуре города Москвы, например, то есть обесточить Москву, покажет самые легкий масштаб бедствия, и он будет ужасен, который можно испытать в результате того, что огромное количество людей будет сосредоточено в Москве. Или массивный ракетный удар, когда высотки падают, перекрывают пути эвакуации. Я так понимаю, что это апокалиптический сценарий. Но все-таки как человек взрослый, как специалист я не могу это не иметь в виду.

И как только мы эти все тенденции сводим воедино, мы как-то понимаем общую картину, которая начинает вырисовываться. Не так все это просто. Видимо, есть какой-то заинтересованный, я даже не знаю, кто это, это явно не человек, а, может быть, это группа стран, которые таким образом заставляют власти России, отталкивая мнение специалистов, делать упор на непрофессиональные подходы. И в конце концов депутаты, которые принимают законы, они их принимают довольно легко. Мы видим закон о реновации. И не понимают всех последствий происходящего. И в конце концов это может аукнуться очень тяжело, причем, буквально в ближайшее время или десятилетие. Судя по масштабам происходящего, тенденция набирает силу. И в этом смысле есть, о чем очень серьезно задуматься на самых разных уровнях».

Программа «Отражение» из канала ОТР подняла очень серьезный вопрос. На передачу были приглашены серьезные специалисты. Также учитывалось мнение населения. Это особенно важно.

Город в 30 млн. населения – это за гранью. Даже 12,5 млн. населения – уже слишком. 

Если в Москве работать негде – зачем собирать население.

Если сносимые под видом Реновации здания могут простоять еще много лет – зачем сносить здания и выселять москвичей в окраину Москвы?

Раз панельки это прошлый век – зачем строить панельки и селить туда людей? 

Сын маминых соседей с семьей живет в Подмосковье. Соседка ездила к сыну. Она сказала, что дома в этом городе стоят совсем рядом. Нет детской площадки, где дети могли бы играть. Семья сына детей водит в 3 разных детских сада. В подмосковном городе особо не погуляешь, нет для этого возможностей. Дома стоят впритык друг к другу – только ветер свистит между домами (так сказала соседка мамы). Скорее всего, об этом и говорили эксперты.

В тоже время слишком большое поселение людей в одном месте оголяет другие регионы и создает возможность массового уничтожения населения в большом мегаполисе.

Мы полагаем, что изменения в Градостроительный кодекс в предлагаемом варианте не нужно принимать. 

Москва уже построена, расширять ее не нужно. Если дома еще могут прослужить долго, их не нужно сносить и выселять жителей в окраину Москвы. 

Нужно, чтобы жильцы приватизированных квартир владели землей под домом и придомовой территорией. 

Жителям России нужно объяснить, что можно жить в селах, малых городах, региональных столицах. Жизнь сконцентрирована не только в Москве. 

Для этого нужно создать условия для проживания в этих населенных пунктах.

Реновацией без необходимости не нужно увлекаться. 

Нужно возродить и сохранить условие: «Ну, пока не приняты вот эти поправки, о которых мы начали говорить, есть все-таки законодательная защита. Как правило, основная защита – это право собственности, оформленное, ну, внесенное в кадастр, право собственности жителей на земельный участок. Каждому жилому дому с момента его строительства (это в советские годы) был выделен земельный участок, и довольно крупный. Средний размер этого земельного участка примерно равен общей площади жилого дома. Скажем, если пятиэтажка – 4 тысячи квадратных метров, то земельный участок у этой пятиэтажки – тоже примерно 4 тысячи квадратных метров.

Далее, уже в новейшее время, была проведена кампания межевания. Город Москва за свой счет выполнил проекты межевания территорий, где странным образом (я был тому живым свидетелем и даже удалось отстоять на самом деле некоторые вещи) просто урезали земельный участок в два раза, в три раза, а иногда и по подошву, действительно, вот просто отмостка и жилой дом. А это все – нарушения. Это все – изъятие собственности.

На самом деле это где-то, на мой взгляд, имеет признаки мошенничества, поскольку людей обманывают, говорят: «А вот у нас есть какая-то градостроительная заинтересованность», – и отбирают земельный участок. Вот таким образом межевание было проведено по всей Москве. И это на самом деле было первым шагом, который вел к тому, что мы видим в процессе реновации. И теперь уже изменения в Градостроительный кодекс, которое еще более развяжут руки людям, которые хотят изъять эту собственность у жителей.

Таким образом, Владимир Ресин, который отстаивает и говорит, что это на общее благо и ни о каком пересмотре итогов приватизации не идет речи, он как минимум лукавит. Конечно, жители, основным достоинством которых является жилье, основным достоянием (единственное, что получили от приватизации – это собственно жилье свое), они этого права сейчас лишаются. И это, на мой взгляд, объективная картина». 

Ирина Ирбитская в программе сказала, что базовые ценности для людей - возможность работать и право собственности.

Возможность работать по высококвалифицированной специальности у москвичей уже отняли, а сейчас изменениями в Градостроительном кодексе отнимают право на собственность. Если у людей все отнять, это чревато народными волнениями – добавила Ирбитская. 

С этим мы согласны. Очень обострена международная обстановка. В дела России вмешиваются со всех сторон. Эта искусственная Реновация только повод для народных волнений. Причем реальный повод. 

В данном случае даже Навального не нужно. Если у людей отнимают квартиры в центре Москвы и сносят дееспособные здания – это возможность для протестов против властей Москвы. А где власти Москвы, там власти и России. То есть руководство Москвы искусственной Реновацией подставляет власть России. Если у человека отнимать жилье и выселять его окраину, может полыхнуть не по-детски. Ирбитская права – право на собственность одно из базовых прав человека. 

Само видео очень интересное – нужно смотреть его полностью. Мы привели только самые ключевые моменты этого видео.

Судя по мнению специалистов, изменения в Градостроительный кодекс вводить не нужно. 

Передача «Отражение», на наш взгляд, пример того, какой должна быть программа такого рода (да и вообще программа) на телевидении.

Только ведущая несколько подвержена влиянию либерастов. Она меня рассмешила заявлением - а как вопрос решается в цивилизованных странах? Я подумала – в цивилизованной стране США знаменитую журналистку Меган Келли уволили с работы за неполиткорректный по мнению руководства канала вопрос, который она подняла. Цивилизованная страна - Россия. Как мы будем формировать будущее нашей страны – в таком направлении мир и будет развиваться.

Еще ведущая объявила – в России есть проблемы в судебной системе. Возможно, проблемы в судебной системе есть в других государствах. 

А в остальном «Отражение» - прекрасная программа. 

Руководителем ОТР является Анатолий Лысенко – руководитель советского формата и человек, знающий, как делать классное телевидение.

У канала ОТР есть свой зритель.

Мне самой также импонирует программа «Утро России» - в этой передаче благожелательные ведущие, передача дает тонус перед началом нового дня.

Подруга высказала мнение, что программе «Орел и решка» можно ввести изменения. Низшую планку 100 долларов оставить, а верхнюю планку сделать, к примеру 1000 долларов. Среди зрителей владельцев золотых карт единицы. А тех, кто может выложить 1000 долларов за несколько дней найдется достаточное количество. Это повысит рейтинг программы.

Есть также канал МузТВ – мы его периодически смотрим.

Речь же шла о Москве – есть телеканал «Москва 24». Это современный канал с интересными передачами. На этом канале также выходит передача «Важная персона», которая является примером того, каким образом строить интервью. 

Телевидение состоит не только из недостатков. В российском телевидении есть интересные передачи, а также находки. Не все же лицензионную продукцию выпускать.

В передаче «Отражение» ещё порадовало, что принимались звонки от зрителей, учитывалось мнение народа России. Также были приглашены очень грамотные специалисты (Ирина Ирбитская, Юрий Эхин, Илья Заливухин). Они беседовали с благожелательными и владеющими темой ведущими (Петр Кузнецов, Ольга Арсланова).

P.S. Мы полагаем данное видео можно рекомендовать к просмотру законодателям Госдумы при рассмотрении изменений в Градостроительном кодексе. 

Все посты в этом блоге - это комментарии к вопросам, поднятым тележурналистом Евгением Додолевым.

Comments for this post were locked by the author