May 10th, 2020

Фильм «Мой друг Уго». Часть четвертая.

Далее в фильме показывают Уго Чавеса, он говорит: «Давайте немного пройдемся здесь, через сад». В кадрах Чавес подтягивается на дереве.
Рассказывает помощник Чавеса: «Я сказал бы, что он был силен, как бизон. Он не останавливался. Чавес был невероятен. Какую бы рутинную работу он ни делал, Чавес это делал с энергией, со страстью. И, конечно же, болезнь уменьшила его ритм, но это не сбило Чавеса с толку в эмоциональном плане!».
Говорит тогдашний министр нефтяной промышленности Рафаэль Рамирес:
«Президент Чавес боролся с болезнью. Вы должны были знать президента Чавеса, чтобы понять, что при любых обстоятельствах, которые влияли на нас эмоционально или политически, он всегда находил причину, чтобы преодолеть это. До конца. Мы видели его за несколько дней до его смерти. Он думал, что собирается добиться успеха и преодолеть это. Он давал нам указания, как вести борьбу, это экономическая битва. До самого конца».
Рассказывает помощник Чавеса: «И я помню, что я вытащил гитару и затем понял, что мы все поем. Посмотри здесь, у меня есть фото. Это было на Кубе. И посмотрите здесь, человек с этой болезнью, поющий, радостный, счастливый».
Далее помощник показывает фото, на котором Корреа (президент Эквадора), Уго Чавес и Фидель Кастро запечатлены вместе.
Рассказывает Николас Мадуро (президент Венесуэлы): «Мы всегда были очень близки. Сначала как депутат. В эту же комнату я несколько раз приходил в 1999, 2000 годах с самого начала работы правительства Чавеса. И у нас были очень хорошие отношения.
Он как начальник, но очень особенный начальник, который слушал, который любил говорить правду. Чавес предложил мне стать министром иностранных дел. И с этого дня я видел его почти каждый день».
Вопрос задает Оливер Стоун: «Вы видели это вне работы, за пределами официальных функций?
Вы ходили на ужин или отдыхали вместе?».
Отвечает Николас Мадуро: «Ну, действительно нет времени для этого. Когда вы совершаете революцию, по крайней мере венесуэльскую, времени нет. Я не знаю, было ли время для этого в других революциях мира. С первого часа утра, когда мы встаём, и до тех пор, когда мы ложимся спать, все, что мы делаем, - это работа. И это мы узнали от Чавеса».
Спрашивает Оливер Стоун:
«С тобой случилось то же самое, что и с Чавесом, который спал всего 4 часа в день?».
Отвечает Николас Мадуро: «Нет, не совсем так, но команданте Чавес учил нас очень интенсивному ритму работы. Была рабочая дисциплина, приверженность делу. И приверженность будущему, планированию будущего и обязательство достичь задуманное».
Оливер Стоун спрашивает:
«Вы повторяете то же самое, что и он? Вы активны на лелевидении?»
Отвечает Николас Мадуро:
«Наша битва - это политическая и психологическая битва. Это битва идей. И Чавес сказал, что вы должны держать людей в курсе событий, быть вовлеченными, мобильными. Теперь я понимаю многие вещи, которые он создал и что он сделал».
Оливер Стоун спрашивает: «Но он много работал, умер очень молодым, умер от большой работы?».
Отвечает Николас Мадуро: «Я так не думаю».
Оливер Стоун спрашивает:
«Есть ли у вас подозрения, что его убили?».
Отвечает бывший вице-президент Хосе Висент Ранхела:
«Я не разделяю эту теорию. Рак - страшная, непредсказуемая болезнь, которая может проявиться в любой момент жизни. Чавес был человеком, уязвимым для развития болезни такого рода и смерти. Конечно, человек склонен приукрашивать смерть. Я думаю, что он первым выступил бы против этой версии».
Оливер Стоун спрашивает:
«Вы подозреваете, что он был убит?».
Отвечает Джесси Чакон на тот момент министр электроэнергетики Венесуэлы:
"Технологически, в этом мире так много вещей, которые можно сделать. Никто до конца не знает, верно? Но я также думаю, что, возможно, в своем стремлении дать так много народу, он не позаботился о себе. Следует спросить: «Сколько человек может выдержать?».
Я думаю, что в этой динамике преобразования страны, возможно, он не осознавал, что ему нужно позаботиться о себе, чтобы остаться подольше в этой жизни, не так ли? ".
Говорит Мадуро: «Что я могу вам сказать, так это мое мнение обо всем, что я наблюдал, обо всем, что я знаю. Это был рак, который вел себя нетипично: в его развитии, во временных рамках, в его разрушительных характеристиках, в его способности размножаться. Помимо всего, что известно».
Оливер Стоун спрашивает:
«Как президент, вы собираетесь заказать расследование?»
Отвечает Николас Мадуро:
«Я жду исторического момента, чтобы приступить к расследованию».
Чавеса любили, его болезнь и смерть были неожиданными. Чавес болел онкологической болезнью. Но его уход под онкоболезнь могли и ускорить. Многие виды рака лечатся и люди достаточно долго живут. Но все это конспирологические версии. Главное, дело Чавеса живет. Венесуэла развивается при сотрудничестве с Россией и Китаем.
О. Стоун снимает фильмы во многих странах и о многих странах. Он активен в разных странах Латинской Америки, был продюсером фильмов об Украине, снял многосерийный фильм о президенте России.
Мы продолжаем смотреть фильм «Мой друг Уго». А также читать книгу «Эдуард Лимонов, главный гранатомет».